СССР- карнавальная империя

Союз Советских Социалистических Республик возник в декабре 1922 года и окончательно распался в декабре 1991 года, прожив 69 лет. Время функционирования для державы совсем небольшое. Столь быстро обычно гибнут искусственно образованные государственные системы, не сумевшие оформить ни национальную элиту, ни традицию. Тем более никакой оккупации территории врагом не было и сапог чужого солдата не попирал камни Красной площади. Экономически более слабые государства выжили, а СССР пал. Пример КНДР и Кубы − налицо. И, естественно, возникает некий вопрос о причинах падения Советского Союза.
Если подойти к решению этой загадки, основываясь на теории карнавала М. Бахтина, то многое станет ясным.

Бахтин в своей работе «Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса» писал: «Материально-телесный низ и вся система снижений, перевертываний, травестирований получали существенное отношение к времени и к социально-исторической смене. Одним из обязательных моментов народно-праздничного веселья было переодевание, то есть обновление одежд и своего социального образа. Другим существенным моментом было перемещение иерархического верха в низ: шута объявляли королем, на праздниках дураков избирали шутовского аббата, епископа, архиепископа, а в церквах, непосредственно подведомственных папе, – даже шутовского папу. Эти шутовские иерархи и служили торжественную мессу; на многих праздниках обязательно избирались эфемерные (однодневные) короли и королевы праздника, например, в праздник королей («бобовый король»), в праздник св. Валентина… От надевания одежды наизнанку и штанов на голову и до избрания шутовских королей и пап действует одна и та же топографическая логика: переместить верх в низ, сбросить высокое и старое – готовое и завершенное – в материально-телесную преисподнюю для смерти и нового рождения (обновления)… И вот все это и получило существенное отношение к времени и к социально-исторической смене. Выдвигался момент относительности и момент становления в противовес всяким претензиям на незыблемость и вневременность средневекового иерархического строя. Все эти топографические образы стремились зафиксировать именно самый момент перехода и смены – смены двух властей и двух правд, старой и новой умирающей и рождающейся. Ритуал и образы праздника стремились разыграть как бы самое время, умерщвляющее и рождающее одновременно, переплавливающее старое в новое, не дающее ничему увековечиться. Время играет и смеется. Это – играющий мальчик Гераклита, которому принадлежит высшая власть во вселенной («ребенку принадлежит господство»). Акцент лежит всегда на будущем, утопический облик которого всегда присутствует в ритуалах и образах народного праздничного смеха».
СССР изначально сформировался как карнавальная империя на части земель насильственно умерщвленной Российской Империи. Он возник как государство, озабоченное «телесным низом» с акцентом построения «прекрасного далеко». Перед нами этакий вариант секуляризированного хилиазма, где предполагался рай на земле, но без Бога. В этом раю должны были быть максимально удовлетворены все материальные потребности. К этому звали, к этому стремились, хотя бы и на бумаге.
Если обратить внимание на смены властителей, то обнаруживается, что новая власть неизменно объявлялась совершенной, в тоже время старая власть обвинялась во всех грехах, которые мешали сотворению светлого коммунистического будущего. Иосиф Сталин был осужден за «культ личности» и репрессии, Никита Хрущев – за «волюнтаризм», Леонид Брежнев – за «застой». Исключение составил только Владимир Ленин. Но здесь по- иному и быть не могло. На основателя советского государства покушаться представлялось делом невероятным. Облик Ленина (в реальности не успевшего поучаствовать в практическом конструировании СССР) оформился в личину божества и, одновременно, культурного героя, вроде «пролетарского» Кецалькоатля, даровавшего все блага обществу строителей коммунизма. И советский атеизм ни в коем случае нельзя рассматривать как атеизм чистопородный. Перед нами типичный образчик неоязычества с оккультной и пантеистической подоплекой. Не верите, так прочитайте текст Льва Ошанина, ставший весьма известной песней в СССР:

Ленин всегда живой,
Ленин всегда с тобой
В горе, в надежде и радости.
Ленин в твоей весне,
В каждом счастливом дне,
Ленин в тебе и во мне!

Чем не гимн в стиле «лжеименного гнозиса» и античного язычества?
Съезды партии являлись пародией на Вселенские Соборы Православной Церкви. Каждый съезд объявлялся непогрешимым и давшим окончательные указания по созиданию социализма в стране, но через некоторое время решения его переиначивались чуть ли не полностью на очередном съезде, который объявлялся непогрешимым. Нормальная карнавальная текучка, как не крути.
Вообще, СССР переполнен карнавальными масками. Их носят, буквально, все. Государство само надело личину Византийской (Ромейской) империи – всегда прав новый император и не столь важно, как он достиг власти: путем переворота или по наследству. Главное, чтобы он получил идеолого-религиозную легитимность.
В Советском Союзе эта легитимность достигалась через признание нового вождя очередной реинкарнацией Ленина на съезде КПСС (ВКП(б)). Даже термин был придуман – «верный ленинец». Любые политические и экономические решения принимались «по заветам Ильича» и в соответствии с марксистко-ленинской теорией. Сама КПСС примерила на себя маску Церкви. Но шапка оказалась не по Сеньке. Западники, обрядившиеся славянофилами, неоязычники, увенчанные атеистическим шутовским колпаком, материалисты и потребители, живущие весьма неплохо в дне сем, но рекомендующие населению страны трудиться ради коммунизма и потомков, держались лишь за счет того, что держава погрузилась в перманентный карнавал.
В качестве идеалов для подражания людям представлялись официально герои Великой Отечественной войны, космонавты и победители «социалистического трудового соревнования», но, фактически, думами масс владели киноактеры, деятели эстрады и популярные писатели. Именно, от последних ждали напутствий, советов и рекомендаций даже в житейских вопросах. Они, а не те же космонавты, почитались вроде гуру. Плюс к этому добавлялось господство «священного» писания Маркса, Энгельса и Ленина с добавлениями в зависимости от периода правления трудов Сталина, Хрущева, Брежнева. Отклонение от марксизма-ленинизма с неизбежностью признавалось ересью с соответствующими последствиями для «еретиков» (часто мнимых «еретиков»).
Советский Союз вел и экспансию, как нормальная империя. Только эта экспансия диктовалась не задачами развития его, а пресловутым интернационализмом. Если СССР приходил на помощь какому-нибудь государству, то требовал насаждения идеологии социализма. И наоборот, любой племенной вождь в той же Африке, поднявший красный флаг над своим шатром, как правило получал поддержку от «первого социалистического государства».
Подлинные имперские интересы всегда приносились в жертву идеологии. Так что и международная политика характеризовалась обычной карнавальностью, сказывающейся при решении серьезных внешнеполитических проблем. Из-за этого социалистического карнавала возникла весьма пренеприятная ситуация в Афганистане и из-за этого же потеряли контроль над такими странами как Сомали, Южный Йемен, Ирак и т. д. А ведь геополитически мы должны были держаться за них зубами. Но карнавальная упоротость в марксизме-ленинизме сыграла с СССР плохую шутку.
Карнавальная империя носила зародыш кончины в самой себе. Не случайно в нормативном итальянском карнавале присутствует маска беременной смерти. Республики в СССР, конечно, не являлись полноценными государствами, но обладали готовой атрибутикой независимых стран: столицами, гербами, флагами и политическими партиями (отдельными коммунистическими партиями, пусть формально и находящимися в составе КПСС). Центр, парадоксально, по карнавальному, сам подготовил региональные элиты, которые в любой момент могли ему изменить из-за меркантильных интересов своих. Так же были созданы и органы управления республиками, и законодательство и т. п. Удерживали всё в едином кулаке только господствующая идеология и воля к власти Центра.
Но карнавал не в состоянии длиться вечно. Оказалось, достаточным ослабить идеологическое давление (то есть снять маски), как СССР затрещал по швам. Интернационализм показал свою неэффективность в полном объеме, так как он пропагандировался через стимулирование национализмов (прикрытых коммунистической тогой) в республиках и идеологическим (вкупе с экономическим, политическим) подавлением имперского русского суперэтноса.
Карнавал закончился потому что приелся и надоел. Он ведь не укоренен в Вечности и оперирует примитивными инстинктами. Настоящая Империя находит свои границы за приделами земной жизни, а карнавальная империя намертво схвачена «материальным низом». Таким образом, СССР был обречен на распад уже при рождении. Карнавал совершается при помощи ресурсов до него накопленных. Они исчерпываются и карнавал затихает.
Маски никогда не заменят лица, вождь-лицедей – царя, а идеология − Бога.

Метки: , , , . Закладка Постоянная ссылка.
Александр Гончаров

Об авторе Александр Гончаров

Историк, кандидат филологических наук, православный журналист, корреспондент ИМЦ "Православное Осколье"

Комментарии запрещены.