«

»

Ноя 18 2017

Хам. Знамя мятежника

В современном русском языке имеется много слов, которые связаны с Библией. Часто человек использует их и совершенно не замечает происхождения. А между тем смысл этих слов оказывается гораздо большим, чем тот, который стал давно уже привычным.
Одним из таких слов является «хамство», ведущее свое родословие от имени Хама – сына праведного Ноя. Хамство в словарях традиционно толкуется как «тип поведения человека, отличающийся грубым, наглым и резким способом общения».
Человек использует тактику хамства в общении с целью явной демонстрации своего превосходства, более высокого социального статуса, осознавая при этом свою полную безнаказанность.

От Хама к Вавилонской башне и Содому

«Сыновья Ноя, вышедшие из ковчега, были: Сим, Хам и Иафет. Хам же был отец Ханаана. Сии трое были сыновья Ноевы, и от них населилась вся земля. Ной начал возделывать землю и насадил виноградник; и выпил он вина, и опьянел, и [лежал] обнаженным в шатре своем. И увидел Хам, отец Ханаана, наготу отца своего, и выйдя рассказал двум братьям своим. Сим же и Иафет взяли одежду и, положив ее на плечи свои, пошли задом и покрыли наготу отца своего; лица их были обращены назад, и они не видали наготы отца своего» (Быт. 9, 18-23).
Обывателю XXI века, привыкшему к тому, что СМИ вытаскивают множество неприглядных фактов из жизни знаменитостей на всеобщее обозрение, грех Хама вполне может показаться незначительным: «Ну, подумаешь, увидел наготу отца! Ну, подумаешь, братьям поведал! Что страшного-то соделал?!»
Однако все далеко непросто. Хам нарушил порядок, установленный самим Богом на земле. Хам проявил высшую степень непочтения к родителю. Но ведь тут важно еще и другое – Хам своим «хамством» разрушил понятие священного, поглумился над праведником. Хам фактически поднял знамя мятежа против Господа. И он еще и осквернился сам через свой безудержный язык. Понять это позволяет святитель Иоанн Златоуст, писавший: «…познаем, что оскверняет человека, познаем – и будем избегать того! Мы видим, что многие в церкви строго соблюдают обыкновение – приходить в чистых одеждах и с обмытыми руками; а о том, чтобы с чистою душою предстать Богу, нимало не заботятся. Говоря это, я не запрещаю умывать руки или лицо, но желаю, чтобы умывали их так, как должно – не водою только, но вместо воды убеляли добродетелями».
Хамом овладел грех гордыни, грех из которого всегда произрастают и другие грехи. И неслучайно, что среди потомства Хама хамство проявляется еще и еще раз.
В Библии Нимрод (сын Хуша) – внук Хама и «царство его вначале составляли: Вавилон, Эрех, Аккад и Халне в земле Сенаар» (Быт. 10, 10). В Библии мы не найдем утверждения, что Вавилонская башня строилась именно при Нимроде. Но античный еврейский историк Иосиф Флавий в «Иудейских древностях» (Книга 1. Глава 4.), опираясь на устные или неизвестные нам письменные предания, сообщает: «Толпа единодушно выразила желание последовать предложениям Немврода (т. е. – Нимрода – прим. автора) и стала считать повиновение Господу Богу [позорным] рабством. И вот они начали строить башню, не щадя рвения и усилий». Условно говоря, знамя бунтовщика Хама должно было всколыхнуться над гигантской башней. Конечно же, ничего не вышло. И памятник человеческой гордости и хамству был Богом разрушен.
Потомки Ханаана – сына Хама населили Содом и Гоморру (Быт. 10, 19). В дальнейшем они «прославились» противоестественнным порочным поведением и нарушением долга гостеприимства, что также относится к хамству. Гибель Содома и Гоморры с округой стала закономерным результатом отказа от праведности, самоосквернения и надругательства над человеческим естеством.
Человек – образ и подобие Божие, и суть хамства заключается в глумлении над этим образом. Причем страдает прежде всего сам глумящийся. Восстание против образа и подобия есть одновременно и мятеж против Пресвятой Троицы, против предустановленной в мире иерархии ценностей, против святости, против того, что делает человека человеком. От поступка Хама и до Содома – по меркам истории всего один шаг. Хамство ведет к отказу от Жизни и направляет на путь к смерти.

Человеческое общество и его аристократия

Любого думающего человека ныне настигает некая обеспокоенность, где-то в глубинах разума прорывается мысль о том, что мы живем в ненормальном обществе, что святыни поруганы и что основы мира подтачиваются медленно, но неуклонно. Вырастают целые поколения людей, которым вообще ничего не нужно. Для этих поколений даже красивое импортное восточное словечко используют – «сатори», позаимствованное из оккультной практики дзэн. Одновременно с «сатори» проявляются поколения, направленные на чисто материальный успех, стяжательство и хамство. Хам стал символом современной европейской цивилизации (к окраинам коей и прилежит Россия), где мораль и нравственность загнаны в угол и их тонкий голос слышен не более, чем писк мыши. Европа и Америка добровольно обезбожились и все явственнее и серьезнее уподобливаются Нимроду и хананеям. Цивилизации Хама не нужны праведники, пророки и святые. Она даже не в состоянии оценить их и понять, не то, что принять. Видимо, так было и в допотопную эпоху.
Ветра завыли? Ливня жуткий стон?
Не бойся, друг!
Не будь глупцом и букой!
Уходит уже к северу циклон…
Потоп немыслим. Так доказано наукой.
Праведный Ной, праотец Авраам, пророк Моисей, апостолы Христовы, святые угодники Божии – это и есть подлинная, а не мнимая аристократия человечества. Она служит примером служения Жизни. Ей мы должны верить, за ней следовать. Но сейчас наблюдается нечто иное. Философ Николай Бердяев некогда подметил: «Вместо аристократической иерархии образуется охлократическая иерархия. И господство черни создает свое избранное меньшинство, свой подбор лучших и сильнейших в хамстве, первых из хамов, князей и магнатов хамского царства…
Аристократу более свойственно чувствовать себя виновным, чем обиженным. Этой аристократической психологией проникнуто христианство… Аристократический склад души может быть и у чернорабочего, в то время как дворянин может быть хамом… Дурное и пренебрежительное отношение к простому народу – не аристократично, это хамское свойство, свойство выскочек». И Бердяеву сложно отказать в точности наблюдения.
Ной «ходил перед Богом», а современный человек постоянно крутится около зеркала, в котором зрит только самого себя. Праведный Ной являлся аристократом духа, а вот как раз Хам сего не видел, но лишь опьяневшего нагого отца, в нелепой позе уснувшего в шатре. Хам, по сути, смотрел на самого себя. И судил родителя по себе. В какой-то степени он ослеп. А слепота при открытых глазах – это лучшая характеристика хамства и сейчас. Всенепременнейшая черта его.

Школа без святынь

Интересное и важное исследование «Россия 2025: от кадров к талантам», которое провели западные социологические фонды. Оно показало неутешительные для нас результаты. В исследовании отмечается, что к 2025 году в Российской Федерации образуется дефицит творческих кадров, способных принимать самостоятельные, нестандартные решения. Причем, таких людей требуется не менее 10 миллионов человек.  Но их подготовка ни школами, ни вузами не обеспечена.
Казалось бы, как соотносится эта проблема в России и хамство? На первый взгляд, общего не находится, но…
У К. С. Льюиса находим следующие фразы: «Жизнь наша настолько смешна и печальна, что мы неотступно мечтаем о тех самых качествах, которые сами же подрубаем на корню. Разверните газету – там написано, что нам насущно необходимы «инициатива», или «творческий дух», или «жертвенность». По какой-то нелепой простоте мы вырезаем нужный орган и требуем, чтобы организм работал нормально. Мы лишаем людей сердца и ждем от них живости чувств. Мы смеемся над благородством и ужасаемся, что вокруг столько подлецов».
Ученый и христианин Льюис написал свою небольшую книгу «Человек отменяется, или Мысли о просвещении и воспитании, особенно же о том, как учат английской словесности в старших классах», которую я выше и процитировал, в далеком 1943 году. Примечательно, что в интернете, в списках трудов Клайва С. Льюиса, ее найти почти невозможно. Не любят о ней вспоминать. Что-то такое неприятное многим обнаружил автор. И это-то и не хотят афишировать.
В книге Льюис рассуждает в основном о школе. О проблемах английской школы в середине XX столетия. И похоже, что с подобными же вопросами, которые волновали Льюиса, сталкивается и российская школа в XXI веке. Откуда же взяться творческим личностям, самостоятельным и принимающим нестандартные решения, если школа наша задавлена хамством  – в библейском значении. На уроках истории изучают экономические и политические причины революций, войн, человеческих поступков, наконец. Но вы ничего не узнаете о том, что тот же Александр Васильевич Суворов перед битвами молился и не проиграл ни одного сражения, о том, что икона – это не предмет искусства, а святыня. Вообще святости не повезло в учебниках истории для наших детей. Даже в программе учебного модуля «Основы православной культуры» этому внимания уделено мало. Ведь невозможно определить святость преподобного Серафима Саровского через развитие крепостного права и вывести ее из хозяйственной деятельности монастыря. Третий Рим и Святая Русь не выводятся из смены формаций. А все идеологические привязки хромают на обе ноги. Так ученик и не узнает, почему же Русь называется Святою, в отличие от Прекрасной Франции или Доброй Старой Англии.
С литературой еще хуже. Пушкина у нас любят, почитают, но далеко не все его важные для воспитательного процесса произведения доходят до ученика. Хорошо, если на уроке соизволит учитель упомянуть об этом:

Два чувства дивно близки нам –
В них обретает сердце пищу:
Любовь к родному пепелищу,
Любовь к отеческим гробам.
На них основано от века
По воле Бога Самого
Самостоянье человека,
Залог величия его.
Животворящие святыни!
Земля была б без них мертва,
Без них [наш отчий край] – пустыня,
Душа – алтарь без божества.

И оправданий найдется масса, и главным будет – мол, не дописано то стихотворение. Зато из стихов Пушкина, насыщенных унынием и упадком чувств, парочка обязательно предлагается и для заучивания.
Так уж получилось, что отягощенная натаскиванием на успешную сдачу ЕГЭ школа производит мятежника в стиле Хама, не признающего святынь, готового поглумиться над предками и отцами, закрепощенного в рамки стандартного мышления. Аристократизм опошлен. Откуда уж тут взяться нестандартной личности и оригинальному мышлению. Это святые непохожи друг на друга, а вот хамы схожи между собою как кубики Рубика или спиннеры.
Российская школа порабощена мятежниками. Над нею реет знамя Хама. И вряд ли что-либо изменится, пока над ней не поднимется Крест.

comments powered by HyperComments

Об Авторе

Александр Гончаров

Историк, кандидат филологических наук, корреспондент информационного митрополичьего центра «Православное Осколье»