«

»

Дек 06 2017

Почему мы уязвимы…

Царь зверей Лев сам любил воспитывать наследника. И вот как-то раз он призвал к себе сына и сказал: «Я сейчас тебе поведаю одну древнюю историю.

Звериное царство на западе подходит к океану. А в давние времена напротив нашего берега лежал огромный остров. Там правил старый и мудрый Слон. И он очень дружил с царем океана — Китом. Вместе они проводили много часов, беседуя о превратностях судеб этого мира.

Однажды кит заявил: «Плохо вам живется здесь. Засухи и ливни терзают вас. Холодная зима ломает почву и часто весною животным нечего есть. Да и в передвижениях вы ограничены только этим жалким кусочком суши. То ли дело нам — обитателям моря: плыви куда хочешь, кушаний много — тут тебе и планктон, и неисчислимые косяки кильки, и водоросли морские. А от бурь всегда можно скрыться в толще вод».   

Призадумался Слон над речами друга. Созвал советников и жителей своего царства и передал им о словах кита. И все дружно решили, что нельзя больше жить по-старому и надо, мол, построить каналы и затопить остров, дабы значительно улучшить свое благосостояние. Звери ринулись копать землю, сносить скалы, насыпать дамбы, а для зайцев и ежиков открыли курсы по обучению плаванию кролем. И только медведь заявил, что он любит есть рыбу, но сам кормом для рыб быть не собирается. Его обозвали консерватором, ретроградом, фашистом, таксидермистом и мужланом. Мишка, не долго мучаясь, нашел подходящее бревно, да и переправился на материк.

Когда звери все работы завершили, царь Слон торжественно сломал последнюю преграду и воды соленого океана хлынули и залили остров. Почти все строители «счастливого будущего», побарахтавшись, утонули. И только нутрии, выдры и бобры, добравшись до суши, ошарашили соседей страшной участью Элефантиды».

Далее Лев продолжил: «Послушай меня, львенок! Запомни эту историю. Когда будешь править после меня, то не вздумай подстраиваться под чужие обычаи и нравы. Медведь был умен — рыбу есть можно, но глупо самому превращаться в корм для рыб».

Сказка — ложь, да в ней намек. Россия обижается на Запад, который стремиться все проблемы, возникающие то тут, то там, повесить на евразийского гиганта. Однако, вряд ли стоит хмурить брови.

Запад — не плохой и не хороший для нас. Он просто другой. С определенным набором ценностей, нравов и стандартов мышления. Нас разделяет в реальности не геополитика, а аксиополитика.

Контролировать Хартленд — это не значит захватывать его чисто вооруженным путем. Достаточно изменить ценности аборигенов, и ты уже через них самих достигаешь нужных результатов. Аксиополитика важнее геополитики. Точнее вторая идет во след первой.

И следует помнить слова Ивана Солоневича: «Вторжение феодальной идеологии в Киев, шляхетской — в Москву и марксисткой — в Петербург привели нас: к татарскому игу, к крепостному игу и к социалистическому игу. Вполне вероятны какие-то очередные влияния, вторжения, философии и концлагеря. Еще более вероятно то, что они кончатся так же, как кончились и предыдущие: из-под надгробной плиты, сооруженной Карлом Марксом над русской национальной доминантой, вдруг подымется, казалось бы давным-давно похороненный, Александр Невский, и вдруг окажется, что жив именно Александр Невский и что от Карлов Марксов только и осталось, что образцово-показательная труха».

Скандалы в спорте — дело о пресловутой допинговой государственной системе в Российской Федерации, вопли о русских хакерах и их вмешательстве в выборы на территории от Сан-Диего и до Тегерана, наращивание американской военной мощи в Прибалтике и холуйской Польше, санкции ради санкций и мятеж майданутых в Киеве с последующим откровенным геноцидом в Донбассе — это явление одного порядка. Это аксиополитическая война в первую голову, а потом уже все остальные разновидности войн.

Не видеть смерть детей, женщин, священников и стариков в Новороссии, не требовать расплаты от киевского гауляйтера за холокост в Одессе (2014 г.), плакать над могилой Бориса Немцова и не замечать политическое убийство Олеся Бузины можно только, если руководствоваться строго структурированным ценностным императивом.

Запад примерно с X века очень напоминает по поведению дизентерийную амебу, которая может существовать за счет других более высших и сложных организмов. И не важно, что от способа питания сей амебы мир гибнет. Амеба думать не умеет. Она действует.

Амебная дизентерия излечивается, но часто болезнь протекает очень тяжело. А молниеносная форма развития этого амебиаза и к гибели человека нередко приводит, особенно в тех случаях, когда нет необходимых для лечения препаратов. Тараканы и мухи (своеобразные агенты влияния — по политологической классификации) механически переносят паразитов.

Лучше принять профилактические меры против амебиаза, чем потом его лечить. Гигиена никому еще не помешала.

И против духовного амебиаза лучше принимать меры не только духовные.

«Я, Федос, худой раб Пресвятой Троицы, Отца и Сына и Святого Духа, в чистой и правоверной вере рожден и воспитан в добре и наказании правоверными отцом и матерью, наставлявшими меня доброму закону: верой же латинской не прельщаться, обычая их не держаться, и причастия их избегать, и всякого учения их избегать, и нравов их гнушаться, и оберегать своих дочерей: не отдавать за них и у них не брать. [Нельзя] ни брататься с ними, ни кланяться им, ни целоваться, ни есть или пить с ними из одной посуды, ни пищу их принимать. Тем же, кто у нас просит, Бога ради, есть или пить, дать, но в их посуде; если же не будет у них посуды, то в своей дать, а потом, вымыв ее, помолиться», — так писал преподобный Феодосий Печерский.

Но кто читает ныне на Руси «худого Феодоса», ежели полки книжных магазинов забиты Ницше и Кастанедой? Свое доброе не разумеем, а за иностранным гонимся. Потому и уязвимы перед чужими нападками и международными гонениями. Нет, никто не предлагает огородиться, но жить надо своим умом, умишком, пусть и плохо, и иногда глупо, да по-своему.

У нас во властителях дум ходят спортсмены, артисты и прочие господа. Мы трясемся над теми же успехами в спорте. Вот по нашей гордости и бьет нагло ВАДА. Это аксиополитическая игра. Ведь если бы мы не столь трепетно относились к тому же спорту, то что бы тогда МОК и подручные США СМИ нам сделали. Нам сказали бы: «Мы вас на Олимпиаду не пустим!» А мы бы, лоб перекрестив, ответствовали: «Ну, и слава Богу! Олимпийские игры — изобретение языческое, нечего России там делать!» И где же тогда будет ВАДА со своими пугалками? В местечке, что ниже спины находится.

Нас обвиняют, что Крым домой вернулся, а мы еще и борющуюся Новороссию поддерживаем. Россия же отчего-то настаиваем на соблюдении Минских соглашений. Но, ежели бы, мыслили православно, то ответствовали: «В Крыму святые Божии угодники мученическую картину приняли, нельзя нам святыни на поругание бросать. А на Донбассе братия наша живет. Как же ее оставить?»

Но не думаем мы по-христиански, оттого враги на нас и давят. Могут они нас укусить правами человека и прочими выдумками. Православному человеку Заповеди Божии нужны, а не мифы от западной цивилизации-паразита. Какое дело нам до мнения амебы, угнездившийся в толстом кишечнике? Понос лечить надо. Так и до обезвоживания не далеко.

Плохо еще то, что у нас в доме шляются тараканы-либералы и марксисты-мухи жужжат. То амебам — радость великая, а нам — позор. Механически разносится зараза по неокрепшим душам.

Вот и всякий недоросль, пишущий «мАнархия», рассуждает о «толстых попах в мерседесах». А ведь без монархии и Православия России не выжить в мире, где господствуют ценности вредоносные для нашего будущего. Монархия ведь поддерживает устойчивую иерархию в обществе, а Церковь сохраняет вечные христианские ценности, которые ведут нас к Вечной Жизни и не позволяют распространиться тяге к вечной же смерти.

Совместить же демократию и нормальное развитие общества нельзя, как невозможно склеить Православие и всеобщую религиозную терпимость. Все размывается.

«Человек не может двоиться в своем мировоззрении, в своих принципах, как предполагает, по-видимому, новое государство. Он не может оставаться долгое время на распутье двух разнородных цивилизаций. Он не может в одно и то же время верить в Бога, в Святое Евангелие и признавать святость законов государственных, противоречащих закону Божию. Человеку трудно учиться вере после того, как он пройдет школу, игнорирующую веру, или прямо враждебную ей. Ему тяжелее должны казаться требования религии после того, как гражданское общежитие освободило от них его и себя. Вообще, не может человек служить в одно и то же время двум господам с одинаковым усердием… не дай Бог, если возобладает в политической жизни народов демократическое направление… Справедливо замечают даже поклонники нового государства, что религиозная терпимость, проистекающая из безразличия к делу религии, находится в близком родстве с преследованием, что индифферентизм есть самая опасная форма враждебности к религии».

(См.: Бердников И. С. Новое государство в его отношении к религии. Казань, 1888. С.69.).

Понять, что демократия — это шутка тангалашки, а нападки на Православие — это произвол недалекого рассудка, означает приобрести иммунитет против чуждой аксиополитики и духовного амебиаза.

comments powered by HyperComments

Об Авторе

Александр Гончаров

Историк, кандидат филологических наук, корреспондент информационного митрополичьего центра «Православное Осколье»