Святой и философ

Замысел этой статьи родился случайно. Почти одномоментно я случайно увидел икону преподобного Антония Великого – удивительного православного подвижника и мыслителя (III-IV вв. от Р. Х.) и портрет русского религиозного философа Владимира Сергеевича Соловьева (1853-1900), создавшего первую в России философскую систему. Поразила некая схожесть в лицах, которая совершенно исчезла при сравнении их духовных обликов. К тому же 28 января 2018 года исполняется 165 лет со дня рождения Соловьева, а 30 января Русская Православная Церковь отмечает память преподобного Антония Великого.

Преподобный Антоний и Владимир Соловьев родились в состоятельных семьях. У святого имелась еще и младшая сестра, а Владимир появился на свет в семье известнейшего русского историка Сергея Михайловича Соловьева, и у него было еще пять братьев и сестер: Всеволод – писатель-романист, Михаил – педагог с высокой буквы, Мария – писательница, Поликсена – поэтесса и художница, и только сестра Вера не явила особого таланта.
Предков преподобного Антония мы достоверно не знаем, а у Владимира Соловьева по отцовской линии корни уходят в духовное сословие, а по материнской – среди родственников числится религиозный философ Григорий Сковорода.
Если прп. Антоний еще в молодые годы устремился к монашескому подвигу, раздал имение и чурался всякой славы, то Владимир устремился к тщеславию всем сердцем. Это самое тщеславие и заставило философа в течение всей жизни неоднократно менять свои взгляды. Митрополит Антоний (Храповицкий), лично знававший Соловьева, писал: «Гораздо отраднее для сердца говорить о ближнем хорошо, нежели худо, особенно в том случае, если приходится говорить о человеке, с которым делил задушевные беседы; но если ложные похвалы его личности поддерживают собою целую систему ложных убеждений, то надо обличить эту ложь.
Я видался много раз с В.С. Соловьевым от 1886 до 1895 года, да и после, до самой его смерти не прерывал знакомства с ним. Это был высокоодаренный человек с разнообразными познаниями, с недюжинным талантом поэтическим и с крупным талантом философским. Но он вовсе не был аскетом и вовсе не был человеком искренним. Слишком ранняя знаменитость, – с 23 лет от роду, нравственно извратила его точно так же, как и нескольких близких мне духовных лиц, семейных и монашествующих. Потребность огромной восторгающейся аудитории есть своего рода алкоголизм, и он почти всегда соединяется впоследствии с алкоголизмом запойным, что и случилось с бедным Владимиром Сергеевичем еще в молодости…
Падение талантливого философа шло, конечно, постепенно. Если проследить его постоянное уклонение в сторону, то одного, то другого учения, наряду с выражениями скептицизма и цинизма, с осмеиванием всего, пред чем он преклонялся в молодости, то читатель легко увидит, что именно тщеславие и чувственность были регуляторами его неустойчивой, хотя повторяю, сильной творческой мысли…»
Преподобный Антоний всегда был верным последователем Православия и борцом с ересями. И, как известно, он или ничего не писал, или писал очень мало. Хотя без всякого сомнения получил хорошее по тем временам образование. Мысли и изречения святого донесли до нас его ученики и слушатели. У подвижника есть, например, такая фраза: «Люди обычно именуются умными, по неправильному употреблению сего слова. Не те умны, которые изучили изречения и писания древних мудрецов, но те, у которых душа – умна, которые могут рассудить, что добро и что зло; и злого и душевредного убегают, а о добром и душеполезном разумно радеют и делают то с великим к Богу благодарением. Эти одни по истине должны именоваться умными людьми».
Если применить критерий ума, определенный прп. Антонием Великим, то возникает вопрос об истинном умственном уровне Владимира Сергеевича. Соловьев действительно много знал, был начитан в трудах и отцов Церкви, и философов Западной Европы, да только вот это многознание привело его к уклонению от Православия и идее создания всемирной теократии под главенством Римского католицизма. Попутно еще Соловьев выдумал софиологическое еретическое учение, которое оказало огромное влияние на молодых литераторов и философов начала XX века, как раз накануне революционных событий, повергших Россию в пучину бедствий.
Преподобный Антоний прожил праведную жизнь и ушел ко Господу после долгих лет пустынножительства, в возрасте около 100 лет. А Владимир Соловьев, любивший и погулять, и отнюдь не избегавший чувственных удовольствий, скончался, не дожив и до 50 лет. Но надо сказать, что перед смертью философ исповедовался, причастился и умер православным христианином. Философ В.В. Розанов в статье «Размолвка между Достоевским и Соловьевым» сообщал: «В конце жизни, в глубокую минуту бессилия, он высказал, что отказывается от примирительных между православием и католичеством попыток, а умер крепким православным человеком».
Интересная параллель между преподобным Антонием Великим и Владимиром Соловьевым прослеживается в их противостоянии бесовским силам. Из жития святого мы узнаем, что «диавол, видя, что не одолевает, но сам одолевается ревностным подвижником, призвал дружественных ему духов, явился к Антонию ночью и так жестоко избил его, что тот остался лежать на земле без признаков жизни. По свидетельству преподобного, эти побои были настолько болезненными, что не шли в сравнение с болью, причиняемой побоями от людей. Господь не оставил святого без помощи и утешения. Антоний был исцелен и продолжил славить Владыку новыми подвигами…
Однажды демоны посетили Антония в призраке света, стремясь убедить его в том, что они – от Бога. Но Антоний сомкнул свои очи и предался молитве, после чего свет исчез. В другой раз сатана, стремясь сломить дух Антония, назвался Богом и Промыслом Божьим. Однако и эта уловка осталась безрезультатной.
Случилось, что диавол наслал на святого стаю свирепых гиен. Но Антоний не дрогнул, а Господь не попустил Своим тварям наброситься на Антония, и они ушли откуда пришли.
Много и других козней строил ему враг; он же отражал их верой, упованием и молитвой».
С Владимиром Соловьевым же приключилась беда, его часто посещали видения Души Мира – Софии, что явно говорит о его пребывании в состоянии духовной прелести. Сам философ жаловался, что его одолевают бесы, и лечился от страшных галлюцинаций леденцами со скипидаром и постился по своему разумению. Естественно, это не помогало.
По сообщению С.М. Соловьева: «Существует предание, что в первый день Пасхи, войдя в каюту парохода (во время путешествия в Египет), Владимир Сергеевич увидел на подушке сидящего черта в виде мохнатого зверя. В.С. обратился к черту со словами: «А ты знаешь, что Христос воскрес?» Тогда черт бросился на В.С, которого потом нашли распростертым на полу без сознания». Это событие привязывается к 1898 году.
В произведение «Три разговора о войне, прогрессе и конце всемирной истории» (1900) Соловьев включил «Повесть об антихристе». Здесь уже видно, что философ распрощался со своим учением о теократии и отказался от целого ряда своих заблуждений. «Три разговора» четко показывает, что Владимир Соловьев решил вернуться к Православию. Сам философ утверждал, что враг рода человеческого обязательно ему отомстит за эту книгу. И в этом видится четкое отличие духовного облика Владимира Соловьева от преподобного Антония Великого. Скромный отшельник, отказавшийся от мирской славы, оказался гораздо выше прославленного философа в духовном плане. И это урок всем нам.
«Душа имеет, как указано, свои собственные страсти, кои суть: гордость, ненависть, зависть, гнев, уныние и другие подобные. Когда душа предает себя Богу всею силою своею, тогда Всещедрый Бог подает ей дух истинного покаяния и очищает ее от всех сих страстей, научая ее не следовать им и давая силу преодолевать их и препобеждать врагов, которые не перестают полагать ей препоны, стараясь посредством искушений снова похитить ее себе. И если она пребудет твердою в своем обращении и в добром повиновении Духу Святому, научающему ее покаянию, то милосердый Творец сжалится над нею, трудов ради ее, со всякою теснотою и нуждою подъемлемых – в постах долгих, бдениях частых, в поучениях в Слове Божием, в Непрестанной молитве, в отречении от всех мiрских утех, в услужении всем от чистого сердца, в смирении и нищете духом, – если пребудет твердою во всем этом, Всещедрый, милостивым призрев на нее оком, избавит ее от всех искушений и исторгнет из рук врагов милостью Своею» (Преподобный Антоний Великий).
И если присмотреться, то лица на иконе святого и портрете философа на самом деле очень различаются. Схожесть только мнится…

Метки: , , , , , , . Закладка Постоянная ссылка.
Александр Гончаров

Об авторе Александр Гончаров

Историк, кандидат филологических наук, православный журналист, корреспондент ИМЦ "Православное Осколье"

Комментарии запрещены.