友情链接: 三级片在线 韩国三级片 通辽市信息港 通辽信息港二手房 澳门葡京 现金网 新葡京开户 新葡京免费开户 新葡京网上开户 新葡京网络开户 新葡京在线开户 新葡京线上开户 新葡京平台开户 新葡京开户平台 新葡京代理开户 新葡京开户代理 新葡京如何开户 新葡京怎么开户 新葡京怎样开户 新葡京现金开户 新葡京现金网开户 新葡京会员开户 新葡京注册开户 新葡京开户网址 新葡京开户网站 新葡京网址开户 新葡京网站开户 新葡京开户注册 新葡京手机开户 新葡京游戏开户 新葡京赌城开户 新葡京开户官网 新葡京娱乐场开户 新葡京娱乐开户 新葡京国际开户 新葡京官网开户 新葡京真人开户 新葡京娱乐场开户 新葡京娱乐场免费开户 新葡京娱乐场网上开户 新葡京娱乐场网络开户 新葡京娱乐场在线开户 新葡京娱乐场线上开户 新葡京娱乐场平台开户 新葡京娱乐场开户平台 新葡京娱乐场代理开户 新葡京娱乐场开户代理 新葡京娱乐场如何开户 新葡京娱乐场怎么开户 新葡京娱乐场怎样开户 新葡京娱乐场现金开户 新葡京娱乐场现金网开户 新葡京娱乐场会员开户 新葡京娱乐场注册开户 新葡京娱乐场开户网址 新葡京娱乐场开户网站 新葡京娱乐场网址开户 新葡京娱乐场网站开户 新葡京娱乐场开户注册 新葡京娱乐场手机开户 新葡京娱乐场游戏开户 新葡京娱乐场开户官网 新葡京娱乐场官网开户 新葡京娱乐场真人开户 新葡京娱乐开户 新葡京娱乐免费开户
Империя и культурно-исторический тип. Памяти Н.Я. Данилевского. Часть I. Огонь истории

«

»

Фев 05 2018

Империя и культурно-исторический тип. Памяти Н.Я. Данилевского. Часть I

195-летие со дня рождения замечательного православного историософа и первого русского геополитика Николая Яковлевича Данилевского было дружно проигнорировано со стороны крупнейших российских СМИ. И это понятно. В проповедь толерантности и политкорректности Данилевский никак не вписывается, да и к тому же его теория культурно-исторических типов (в отличие от многих иных, высосанных из философического пальца) является работающей и достаточно неплохо объясняющей, что происходит в современном мире.
Культурно-исторический тип (далее – КИТ) по Данилевскому возникает самостоятельно и далее никому передается. Конечно, его элементы могут усваиваться и осваиваться другими, но целиком ничего не забирается. И на смену одному КИТу приходит иной. Теории О. Шпенглера, А. Дж. Тойнби, С. Хантингтона и нашего Л. Н. Гумилева явились развитием идей Данилевского. Но и то, что сформулировал сам Николай Яковлевич остается актуальным до сих пор, правда с поправками на искажения исторического процесса после XIX века.


Лучшей памятью любому мыслителю на мой взгляд может служить не повторение задов его теории, а попытка применить оную для анализа, происходившего и происходящего уже после рождения теории.
Начнем с того, что КИТ существует, развивается и уходит с исторической сцены в реальных, а не вымышленных условиях, и сугубо на конкретных территориях. Причем, если КИТов одновременно имеется не менее двух, то между ними начинается противостояние, которое реализуется в двух пространствах: территориальном и аксиологическом (без ценностей культура умирает!). Следовательно, КИТ – это не только геополитическое формирование, но и аксиополитическое. При этом свои пространства надо охранять и не позволять им съеживаться. И как раз для этого КИТ организовывает Империю или хотя бы псевдоимперскую структуру, которую условно назовем Полисом (городом-общиной-государством). Основное различие между Империей и Полисом заключается в том, что первая везде несет устойчивый геополитический и аксиополитический порядок (при этом не стирая самобытности подчиненных этносов и государств), а второй – не обязательно устанавливает единые правила игры (часто довольствуясь управляемым хаосом) и совершенно не прочь полностью растворить (или просто уничтожить) ценностные и государственные системы на подчиненных землях. Если сравнить образно, то Империя – это мозаика (где каждому камешку определенного цвета и размера имеется свое место, а результатом становится общая картина), а прямым отражением же Полиса надо признать «Черный квадрат» господина Малевича (все многоцветие стерто ради целостной композиции). В этом отношении Российская Империя – это Империя, а США – огромный разожравшийся Полис (с типично полисным местечково-общинным же мышлением обитателей).
Всего Н. Я. Данилевский выделил десять КИТов:

1) Египетский
2) Китайский (включая Японию)
3) Ассиро-вавилоно-финикийский − «древнесемитический»
4) Индийский
5) Иранский
6) Еврейский
7) Греческий
8) Римский
9) Аравийский или «ново-семитический»
10) Романо-германский или европейский.
У этих культурно-исторических типов с легкостью находятся либо имперская организация, либо полисная, причем на разных этапах, в зависимости от длительности жизни, Империя перетекала в Полис и наоборот. И здесь надо отметить, что в тех случаях, когда Империя по каким-то причинам прекращала свое бытие, то КИТ ее восстанавливал, а вот Полис погибал окончательно и бесповоротно.
Египетский КИТ создал Империю Рамсессидов, Китайский КИТ несколько раз терял имперскую структуру, а затем восстанавливал (современный фиктивно-коммунистический – наследник подлинной империи), Ассиро-вавилоно-финикийский КИТ очень интересен тем, что полисный фундамент сменялся на имперский, а в итоге возник Карфаген, погибший в противостоянии с Римской империей (Полис уступил историческую дорогу Империи), Индийский КИТ – держава Гуптов, Иранский – государство Ахеменидов, Парфия, Сасаниды (Империя возрождалась несколько раз), Еврейский – только полисное начало играло роль, Греческий – Афинские морские союзы и т. д. (Полис), держава Александра Македонского (Империя), государства диадохов (Полис), Римская империя (изначально доминирует Империя), Аравийский (который лучше именовать Исламским) – халифат (Империя), Блистательная Порта (Империя, наследница халифата, хотя и этнос сменился), ныне – господство Полиса (все попытки воссоздания Империи встречают отпор в самом исламском сообществе), Европейский КИТ – на все протяжении истории происходит борьба Полиса и Империи, в настоящее время закончилась окончательной победой (в аксиополитическом аспекте) Нового Карфагена − США. Европейский Союз с приматом Германии, подконтрольный заокеанскому хозяину, тоже полисное образование, аналогичное Первому Афинскому морскому союзу.
Собственно, Данилевский упустил Византийский (Ромейский) культурно-исторический тип, который с его же позиций надо было считать самостоятельным (необходимую поправку внес К.Н. Леонтьев). По Данилевскому Рим развивал право (как оригинальное начало) и был односоставным, а вот Византия характеризуется правовым и религиозным творчеством и здесь на лицо двусоставной КИТ. Ошибся Николай Яковлевич и в отношении Славянского культурно-исторического типа (трехсоставного). Он не сформировался. Препятствием к его возникновению послужила агрессия Европейского КИТа, как геополитическая, так и аксиополитическая. Славянская Империя не образовалась, ибо славяне оказались на территориях, подконтрольных двум КИТам – Европейскому и Исламскому. Чехи, поляки, словаки, словенцы, хорваты и позднее болгары приняли ценности Европы, а босняки, отчасти черногорцы, те же болгары и македонцы – Исламского КИТа. Огромное значение для такого хода дел имел религиозный фактор. Без религии культуры нет. Атеизм культур не создает, но только разрушает. И ценностей атеизм не производит, а лишь паразитирует на религиозных, переиначивая и переворачивая их. Теряя свою религию КИТ неизбежно приходит к дроблению и поглощению более системно организованным культурно-историческим типом.
«Лицом к лицу лица не разглядеть!» Парадоксально, но Н. Я. Данилевский не выделил отдельный культурно-исторический тип, который по праву мы ныне называем «Русским Мiром». Все-таки здесь сказалось влияние на автора «России и Европы» классического славянофильства (от некоторых ошибочных постулатов коего сумел отойти К. Н. Леонтьев). Русский Мiр выработал свою хранительницу – Российскую Империю. И, благодаря этому, держался под напором чуждых ценностей и противостоял физическому истреблению со стороны весьма недружелюбных соседей с XIII столетия. Родоначальником Русского Мiра стал святой благоверный князь Александр Невский. Он – первый имперский святой. Это осознал и Петр Первый. Поэтому и состоялось перенесение мощей святого Александра Невского в столицу Россий Империи – Санкт-Петербург. Но тот же Петр инициировал (естественно, отнюдь не только сам) «прививку» ценностей Европейского КИТа к совершенно несхожему с ним культурно историческому типу.
Как писал Н.Н. Шульгин в работе «Альтернативная герменевтика в диалоге культур» (см.: Вопросы философии. – 2002. – № 12. – С. 22.), «культуры соприкасаются индивидами, а индивиды предстают друг перед другом в том или ином культурном модусе». Весьма интересным представляется и еще одно интересное суждение: «Индивидуальная культура – это способ и значительность охвата, творения и олицетворения живым существом Жизненного мира, и общественная культура – сумма индивидуальных культур» (см.: Гарсия Д. О понятиях «культура» и «цивилизация» / Д. Гарсия // Вопросы философии. – 2002. – №12. – С. 229.). Так вот, зная это, можно сделать вывод, что после «реформ» Петра Алексеевича, в России XVIII века сложилась уникальная, но противоестественная ситуация, когда элита (как совокупность определенных личностей) стала принадлежать к Европейскому КИТу, а основная масса народа – к Русскому Miру. Причем эта самая элита постоянно жаждала переустроить все по ценностным стандартам Запада, но встречала сопротивление со стороны «низов» (в т. ч. и дворянских). Восстание декабристов в 1825 году – это факт культурно-исторического противоборства. Все революционное движение после него в течение примерно 100 лет – это внутреннее нападение чужого КИТа на Русский Мiр. Далеко не случайно в Париже и Лондоне привечали революционеров и террористов: свои радели за своих.
Русский Мiр, к счастью своему по воле Божией сумел до трагедии культурного порабощения в XVIII в., сумел сформировать Империю и царскую власть, как высшую носительницу имперского сознания. Да, на престол у нас восходили цари-«западники», но нарушить общий принцип они были не в состоянии. А в XIX в. пошел реванш Русского Мiра, который ответил на атаку инородного КИТа, как и подобало – религиозно-культурной «катюшей»: преподобным Серафимом Саровским, А. С. Пушкиным, Н. В. Гоголем, святителем Филаретом (Дроздовым), Ф. М. Достоевским, К. Н. Леонтьевым и тем же Н. Я. Данилевским. Раздвоенность же имперского сознания периода Александра Первого была преодолена властью при Николае Павловиче. К сожалению, не хватило времени, чтобы изжить миазмы Европейского КИТа в русской культуре до конца. Если бы революция 1917 года закончилась крахом, то уже ничего не смогло бы помешать полноценному возрождению Русского Мiра. Революция как культурно-исторический феномен стал не неким прогрессивным явлением, а падением в XVIII век. И снося памятники почти всем русским царям, революционеры не трогали монументы Петру Первому. Колхозное крепостное право явилось зеркальным отражением дикого крепостного права XVIII столетия. А потуги «просвещенного абсолютизма» Екатерины II отчетливо просматриваются в советской эпохе вплоть до 1964 года. В СССР культурно-историческая шизофрения достигла апогея. И закономерно завершилась 1991 годом. «…Всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет; и всякий город или дом, разделившийся сам в себе, не устоит» (Мф.12,25).

comments powered by HyperComments

Об Авторе

Александр Гончаров

Историк, кандидат филологических наук, корреспондент информационного митрополичьего центра «Православное Осколье»