Емельян Ярославский: террорист, безбожник, академик и основатель «культа личности»

У Иосифа Бродского есть изумительные строчки:

«Есть мистика. Есть вера. Есть Господь.
Есть разница меж них. И есть единство.
Одним вредит, других спасает плоть.
Неверье – слепота, а чаще – свинство.

Бог смотрит вниз. А люди смотрят вверх.
Однако, интерес у всех различен.
Бог органичен. Да. А человек?
А человек, должно быть, ограничен.

У человека есть свой потолок,
держащийся вообще не слишком твердо.
Но в сердце льстец отыщет уголок,
и жизнь уже видна не дальше черта.

Таков был доктор Фауст. Таковы
Марло и Гете, Томас Манн и масса
певцов, интеллигентов унд, увы,
читателей в среде другого класса.

Один поток сметает их следы,
их колбы – доннерветтер! – мысли, узы…
И дай им Бог успеть спросить: «Куды?!» –
и услыхать, что вслед им крикнут Музы.

А честный немец сам дер вег цурюк,
не станет ждать, когда его попросят.
Он вальтер достает из теплых брюк
и навсегда уходит в вальтер-клозет».

Емельян Ярославский (1878–1943) в своей жизни вряд ли без революции выделился из своего класса – полукрестьянской интеллигенции. Человек достаточно одаренный, он наверняка бы прославился на провинциальном уровне, как истовый любитель ботаники и организатор музеев. И это бы принесло несомненную пользу и для государства, и для российского общества. Но свершилось то, что свершилось – Ярославский увидел жизнь «не дальше черта» и махнул в революционное движение, повинуясь указующему хвосту нечистого. А между тем, изначально никаких предпосылок для такового поступка и не имелось.

Миней Израилевич Губельман (будущий Емельян Ярославский) рос в семье религиозной. Он об этом и сам вспоминал: «Ведь мы, революционеры, тоже не рождались антирелигиозными. Я лично воспитывался в очень религиозной семье, мои родители были чрезвычайно религиозными людьми, которые очень болезненно относились к тому, что я начал колебаться в вопросах веры…»
Как бы то ни было, но в 1898 г. Миней Губельман вступает в РСДРП и постепенно набирает славу как агитатор и организатор нелегальной деятельности. Псевдоним Ярославский он стал использовать только с 1905 года, ибо участвовал в организации рабочих волнений в Ярославле. Именно, в годы революции 1905–1907 гг. он становится боевиком и одним из организаторов «экспроприаций» (то есть грабежей в пользу партийной кассы).

В ноябре 1906 года Емельян Ярославский активно участвовал в конференции террористических организаций РСДРП в Таммерфорсе. Затем ему было поручено руководить Временным бюро военных и боевых организаций РСДРП.
Ярославский в 1907 г. Создал специальную школу для подготовки исполнителей-террористов с лабораторией для производства взрывчатых веществ. Но полиция сумела вовремя прекратить деятельность данного «учреждения».
Емельян Ярославский был арестован и получил за терроризм 5 лет каторги. После каторги он отбыл на поселение в Якутск и здесь занимался изучением местной флоры, фауны и минеральных ресурсов. Успешно трудился на поприще хранителя Якутского краеведческого музея. Попутно товарищ Емельян создает кружок «Юный социал-демократ» для революционного развращения местной молодежи: партии требуется «мясо» для терактов и революции.

После большевистского переворота 1917 года Ярославский наконец то находит истинное призвание. Он подключается к антирелигиозной работе, хотя ее и не возглавляет. Советская власть поручила вести войну против Церкви Красикову, но Емельян Ярославский упорно продвигается наверх и становится основателем (правда, не самым высокопоставленным в большевистской иерархии) «культа Ленина». Именно, перу Ярославского принадлежит целый ряд пропагандистских опусов о «гениальном» вожде: «Великий вождь рабочей революции Владимир Ильич Ульянов-Ленин» (1918), «Жизнь и работа В.И. Ленина» (1924) и «Ленин, теоретик и практик вооруженного восстания» (1924). Таким образом, становится ясным, что Емельян Ярославский подключается к созданию ленинского мифа еще при жизни Ильича.

В 1919 году Ярославский оказывается среди руководителей подавления Чердынского крестьянского восстания (Пермь). Правда, командует не карателями, но карательной пропагандой.

В 1922 году Емельян Ярославский развязывает психологический террор против верующих в России. Он редактирует газету «Безбожник». Позже становится председателем «Союза воинствующих безбожников» и вдохновителем атеистических репрессий от Антирелигиозной комиссии при ЦК РКП(б) – ЦК ВКП(б).

Ярославский отметился и как цензор в сфере русской музыки и литературы. По его настоянию запрещаются книги Достоевского и Гоголя, Толстого и Жуковского, великие музыкальные произведения Чайковского и Моцарта, Баха и Рахманинова. Кроме того, как признак религиозного дурмана, товарищем Емельяном предается остракизму рождественская елка.
«Воинствующий безбожник» Ярославский открыто писал и говорил: «Борьба против религии – борьба за социализм», а потому и травил святого патриарха Тихона и развязал разнузданную кампанию, где под видом антирелигиозной борьбы осквернялись храмы, мощи, иконы и предавался поруганию сам русский дух.

Кровь, гибель православных христиан, моральный террор против несогласных, репрессии и заключения в лагерях священнослужителей и мирян – это все лежит на совести Емельяна Ярославского: «Одним из убежищ, одним из прикрытий для крестьянина, который не хочет в колхоз… остается религиозная организация с гигантским аппаратом, полторамиллионным активом попов, раввинов, мулл, благовестников, проповедников всякого рода, монахов и монашек, шаманов и колдунов и т.п. В активе этом состоит вся махровая контрреволюция, еще не попавшая в Соловки, еще притаившаяся в складках огромного тела СССР, паразитирующая на этом теле».

Впрочем, его неверие как «свинство» не очень-то и тяготило самого «антирелигиозника» Ярославского. Атеиста Емельяна беспокоит иное, что и определяется из его собственноручно написанной записки: «Личное. Наркомат обороны. Товарищу Е.А. Щаденко. Дорогой товарищ Щаденко! Если можно подкинуть 3-4 машины доброго конского навоза для моего сада, то я прошу это сделать. Посылаю план дороги, по которой ехать машине. Садоводческий привет».

Своеобразный карьерист Ярославский, когда Иосиф Сталин добирается до высот власти, начинает петь хвалу последнему. Вероятнее всего, именно Е. Ярославский широко растиражировал титул «вождя народов».
Достоверно неизвестно, первым ли Е. Ярославский сказал: «Сталин – это Ленин сегодня». Может быть и не он отличился, но эту фразу «антирелигиозник» повторял неоднократно.

Ярославский успешно сочинял и публиковал свои «исторические» опусы, прославляя Сталина. За что и удостоился и Сталинской премии, и избрания академиком АН СССР.

Сейчас по планете Земля шагает XXI век. Открыты архивы. Написаны сотни правдивых книг о том, что происходило в постреволюционной России. И неблаговидная роль Емельяна Ярославского в истории нашего Отечества стала очевидной. Но в российских городах (Туле, Ижевске, Якутске и т. д.) имеются улицы, носящие имя и фамилию этого террориста и безбожника, откровенного недоброжелателя нашей самобытности. А на площади Ярославского (бывшей Соборной, ибо здесь высился до сноса «пролетариатом» храм Рождества Христова!) в Челябинске находится государственный академический театр оперы и балета им. М. И. Глинки. Но Емельян Ярославский в разгар своей безбожной деятельности и произведения Глинки ратовал запретить.

Представьте себе на пять секунд картину. Отец с мальчиком семи-восьми лет идет мимо памятника Глинке, мимо оперного театра, на площадь Ярославского. Ребенок задает вопрос: «Папочка, а кто были эти дяденьки: Глинка и Ярославский?» И что должен ответить честный отец: «Глинка – это великий русский композитор, прославивший нашу державу, а Ярославский – это тот дяденька, который не хотел, чтобы строились храмы, и чтобы были новогодние и рождественские елочки!»

И что тогда подумает о России о нас всех взрослых мальчик?..
Можно придумать сто тысяч программ по патриотическому воспитанию молодых поколений, но все их перебьет за раз площадь Ярославского!
Извините, но это историческая шизофрения, господа…

«Бог смотрит вниз. А люди смотрят вверх.
Однако, интерес у всех различен.
Бог органичен. Да. А человек?
А человек, должно быть, ограничен».

Метки: , , , . Закладка Постоянная ссылка.
Александр Гончаров

Об авторе Александр Гончаров

Историк, кандидат филологических наук, православный журналист, корреспондент ИМЦ "Православное Осколье"

Комментарии запрещены.