Земля без Бога и людей

Куда приводит поклонение цифре и природе?..

Ложные мысли, ложные слова, ложные чувства, ложные желания – вот совокупность лжи, ведущая нас к небытию, иллюзиям и отречению от Бога.
Святитель Николай Сербский

Игра состоит в том, чтобы они бегали с огнетушителем во время наводнения и переходили на ту сторону лодки, которая почти уже под водой.
К. С. Льюис

Не уважающий клопа отныне уже не демократ.
Константин Черемных

После Второй Мировой войны в Тихом океане на островах и атоллах Меланезии образовался удивительный псевдорелигиозный культ – культ-карго (от слова «карго» – товар). Соединенные Штаты на просторах Тихого океана намертво схлестнулись в сражениях с Японией. Но так как невозможно вести войну на пространстве, где воды больше, чем земли без опорных баз, то их и начали организовывать. Военные самолетами и транспортными кораблями завозили в глухие уголки Меланезии питание и обмундирование для своих отрядов, создавали склады. Местное население неизменно получало от солдат и офицеров банки с тушенкой, униформу, да и много еще чего. Это привело к тому, что на некоторых островах аборигены перестали выходить в море и ловить рыбу, да и вообще работать. А что, удобно ведь? «Белые» все раздавали бесплатно.
Но война закончилась. Базы закрылись. Изобилие закончилось. Тогда меланезийцы решили, что надо каким-то образом вернуть «благословенное» время. Они решили, что американцы не производили товары. Доморощенный «патриотизм» не позволял меланезийцам так думать. Далее выстраивалась следующая «логическая» цепочка: товары создавали духи предков, а «белые» с помощью обрядов перехватили все у духов, потом изрядную долю товаров забрали себе, меланезийцам же стали раздавать только крохи.
На островах после такой идеи и возник карго-культ. Меланезийцы начали маршировать с палками, уподобляясь солдатам, на груди рисовать ордена и медали, писать USA, строить аэродромные вышки, создавать копии самолетов и лепить переговорные устройства из орехов и т. п. То есть имитировать американских военных. И ждать, когда же духи пришлют товары. Трудиться племена не собирались.
И что же приключилось? ООН, обеспокоенная «гуманитарной катастрофой» на отдельных островах, действительно прислала продуктовую помощь. Меланезийцы торжествовали – все получилось.

Вперед – в прошлое!

Как ни странно, но, несмотря на все успокоительные разговоры в различных телешоу о благе «цифровой экономики», при взгляде на действительность невольно приходит ассоциация с меланезийскими карго-культами, причем многим исследователям этой сферы, и не только мне, грешному, достаточно вспомнить доктора экономических наук Валентина Катасонова, Александра Русина, Николая Конькова и других.
Простейшее определение цифровой экономики звучит примерно следующим образом: «Электронная экономика (цифровая, веб-, интернет-экономика) – экономическая деятельность, основанная на цифровых технологиях, связанная с электронным бизнесом и электронной коммерцией, и производимых и сбываемых ими электронными товарами и услугами. Расчеты за услуги и товары электронной экономики производятся зачастую электронными деньгами». Впрочем, предполагаются еще и медицинские консультации по сети интернет, дистанционное образование и даже «электронное правительство». А протестанты и некоторые католики уже широко рекламируют интернет-исповедь и интернет-отпущение грехов.
В последнее время распространяется мысль о цифровизации каждого человека планеты Земля и создании его электронного образа, который, мол, сможет вести самостоятельную «жизнь» в компьютерных сетях. Но это пока только фантастика, но сбор сведений о людях и сохранение данных о них – это средство для манипуляции человеком в реальной, а не виртуальной среде.
Цифровизация экономики ведет, вместе с борьбой экологистов против глобального потепления, к ликвидации «излишних» предприятий и консервации энергостанций различного типа: от АЭС, ГРЭС и до ТЭС. Пропагандируется получение энергии за счет ветряков и солнечных батарей, мол, экологии ущерба не будет. Цифровая экономика также кажется более безопасной для окружающей среды, чем любое реальное производство. Но реальность все ставит на свои места. При утилизации ненужных солнечных батарей и остатков компьютерного производства загрязнение почвы и воздуха происходит гораздо более опасными веществами, чем те, что находятся в выбросах ТЭС. Достаточно вспомнить о пластике и производных его.
Процессы закрытия промышленных предприятий по всему «цивилизованному» миру происходят в XXI веке постоянно. Рабочий класс ликвидируется и разлагается вполне намеренно. Он всегда был готов к солидарности, забастовочному движению, да и вообще доставлял власть имущим массу неприятностей в силу своего существования и специфики работы, предполагающей единство в отстаивании своих интересов. И раз по-настоящему рабочий класс контролировать не удавалось, то и было принято решение упразднить его совсем, как и организаторов производства тоже. Эпоха капитализма завершилась. Капитализм, выполнявший роль разборного мостика между чем-то и чем-то, стал ненужным и исчезает как мираж в знойной пустыне. И спешит войти в реку истории старый, но вряд ли добрый новорабовладельческий строй, где останутся лишь две касты: господа и слуги. А на не вошедших в эти касты ресурсы планеты выделять не предполагается, в том числе воду.

Фигаро на пороге «цифровой экономики»

Без слуг господам скучно жить. Слуги полностью завязаны на привычках и похотях господ. Они удовлетворяют их. Слуга может быть весьма умным – вспомним Фигаро Бомарше. Театралы знают «Женитьбу Фигаро», но ведь Бомарше написал три пьесы. В первой Фигаро – молодой человек, успешно делающий карьеру и дурачащий всех вокруг. Во второй тот же, но повзрослевший Фигаро успешно манипулирует аристократом для достижения своих целей. А вот в третьей наш герой превращается в верного слугу. Эволюция Фигаро завершилась, он понял, что без Альмавива нет и благосостояния Фигаро…
Ученый из США Джефф Фоукс в 2012 г. выпустил книгу «Экономика прислуги: американская элита решила распрощаться со средним классом». Фоукс прогнозирует перетекание среднего по доходам класса в сферу прислуги. И он прав. Средний класс убивается точно так же, как и пролетариат. Средний класс с его претензиями на какие-то права должен быть размыт и уже размывается. В соответствии с теорией управления Гарольда Ливитта меньшая часть среднего управленческого звена («офисный планктон») перейдет на более серьезный уровень, а большей же части предопределен путь вниз – в прислугу (раз рабочего класса и крестьянства в наличии не имеется).
«Цифровая экономика» – это способ найти работу для среднего класса и таким образом избежать дополнительных социальных кризисов в условиях деиндустриализации.
Любопытно, что цифровая экономика хорошо развивается как раз в странах Европы, которые избавились от промышленных предприятий, выведя их в страны Латинской Америки и Юго-Восточной Азии. Лидером здесь является Великобритания. В 2016 г. цифровая экономика составила 12 процентов от ВВП страны.
Но цифровая экономика требует реального товара. Танк или банку сгущенного молока заказать по интернету можно. Но вот потреблять электронную копию сгущенного молока в состоянии только анимационный кот Матроскин. А человек хочет настоящий телефон, консервы или плитку шоколада. Следовательно, производство должно быть. Беда только в том, что при деиндустриализации невозможно сохранить его приличный уровень. Выход находит экологическое движение, которое возникло еще до внедрения самого термина «цифровая экономика».

Человек не нужен?

Экологисты, где лидерами являются такие структуры, как «Гринпис» и WWF (иначе – «Всемирный фонд дикой природы»), считают, что ресурсов нашей Земли не хватает на все время растущее население. Это убивает природу. Экологистами приняты декларации о равных правах человека и животных. Человек объявлен паразитом на теле планеты. Конечно, об этом часто не говорят напрямую. Кстати, одним из основателей WWF был лорд Джулиан Хаксли. Лорд посетил в Африке целый ряд мест, где люди не живут. Дикая природа так восхитила сэра Джулиана, что он возмечтал о создании национальных парков по всему свету, куда бы пускались только туристы, да и то ограниченным порядком. Первым же председателем Всемирного фонда дикой природы стал принц Бернард из Нидерландов, который до Второй Мировой войны откровенно исповедовал нацистские взгляды и даже позировал в фашистской форме.
А теперь приведем некоторые высказывания весьма известных людей, входящих в мировую элиту и связанных с экологистскими организациями:
«Если бы я перевоплотился, то хотел бы вернуться на землю вирусом-убийцей, чтобы уменьшить человеческие популяции» (Принц-консорт Филипп Маунтбаттен, герцог Эдинбургский).
«Мои три главные цели были бы: сократить человеческую популяцию до 100 миллионов во всем мире, разрушить промышленную инфраструктуру и увидеть пустыню с ее полным набором видов, возвращающихся по всему миру» (Дэйв Форман, соучредитель организации «Земля прежде всего!»).
«Негативное влияние роста численности населения на все наши планетарные экосистемы становится ужасающе очевидным» (Дэвид Рокфеллер, миллиардер, меценат).
«Все население сократить на 95 процентов от нынешнего уровня – было бы идеально» (Тед Тернер, основатель медиа-корпорации Си-Эн-Эн).
«В планетарном масштабе эффект от того, что в семьях будет на одного ребенка меньше, гораздо больший, чем от всех прочих мер экономии» (Джон Гвиллебод, профессор, Лондон).
«Мы должны говорить более открыто о половой жизни, контрацепции, об абортах, о важности регулирования рождаемости, потому что экологический кризис – это, короче говоря, демографический кризис. Сократите население на 90 процентов – и просто будет недостаточно людей, чтобы вызвать экологическую катастрофу» (М. С. Горбачев, экс-президент СССР).
«В мире сегодня 6,8 миллиарда человек. Численность населения стремительно приближается к 9 миллиардам. Если мы сейчас действительно хорошо поработаем над новыми вакцинами, медико-санитарной помощью, помощью в области репродуктивного здоровья, возможно, мы сможем понизить его процентов на 10-15» (Билл Гейтс, основатель «Майкрософт»).
Концепцию же «электронной экономики» («цифровой экономики») в 1995 году сформулировал Николас Негропонте – исследователь в сфере информационных технологий и к тому же родной брат заместителя Госсекретаря США, бывшего директора Национальной разведки США Джона Димитриса Негропонте.

Иллюзия цифры

Что же роднит радетелей «цифровой экономики» из США и Европы, а также крупнейших руководителей экологистских организаций Запада? Почти все они придерживаются воззрений парарелигиозного движения «New Age», возникшего на основе идей, позаимствованных из теософии мадам Блаватской, оккультных «наук», сект индуизма, ламаизма, дзен-буддизма и Каббалы
Интересно, что все перечисленные выше системы обладают явным сходством: вера в переселение душ, человек в одном ряду с насекомыми, животными, растениями, а не «образ и подобие Божие», избранные имеют право распоряжаться судьбами остального человечества. Идея – не нова. Именно этому учили древние сектанты-гностики.

 Внутренняя свобода, добытая путем знания, в гнозисе позволяет ему свободно располагать собой и действовать по своему усмотрению. Гностик входит в элиту («отбор», произведенный Духом). Он принадлежит к разряду пневматиков, или «духовных» – «совершенных», «царских сынов», – лишь они одни будут спасены.

Вторая разновидность – психики – включает в себя тех, кто обладают душой (psyche) и как таковые способны испытывать тягу к горнему миру, но у них отсутствует дух (pneuma). Наконец, третья разновидность, плотские (соматики), всецело погружены в материальное и обречены на исчезновение. Из-за суетности этих двух категорий людей необходимо, чтобы учение сохраняло свою эзотеричность и передавалось тайно.[…] Гностик чувствует себя свободным от законов, управляющих обществом: он находится по ту сторону добра и зла.

(См.: Мирча Элиаде. История веры и религиозных идей. Том II. От Гаутамы Будды до триумфа христианства)

В результате мы видим реализацию через «цифровую экономику» и «экологизм» чисто сектантского оккультного мировоззрения. Стоит ли удивляться, что странствования электронного слепка человека в компьютерах так напоминает переселение душ, а «борьба за чистую энергетику» приводит к массовым голодовкам в Африке (соматиков пневматикам не жалко). И наплыв беженцев из стран Ближнего Востока и Северной Африки, слабо образованных и разрозненных, ведь происходит не просто так. Ими удобнее управлять, чем коренными европейцами. Заодно и проводится эксперимент по использованию электронных средств для манипуляции толпой. Одновременно создаются территории, где можно воссоздавать уголки «дикой природы» в сочетании с сохранением памятников древнего оккультного и языческого наследия.
Автор не призывает отказываться от интернета или пользования компьютером (они удобны как подсобные инструменты в человеческой деятельности). И я не выступаю против охраны воздуха, воды, почвы или защиты животного мира от браконьеров. Экологические организации важны и нужны, но только вот экологистскую идеологию надо сдать в утиль, в противном случае она сдаст нас всех скопом.
А кто хочет представить обратную сторону «электронной экономики», то пусть он посмотрит два детских мультфильма из цикла «Смешарики»: «Умный дом» и «Мультиповар». Кролику Крошу пришлось дышать экологически чистым воздухом… в скафандре…
В заключение же отметим для себя, что слово «цифра» – арабского происхождения и означает – «пустое место, нуль».
А человек – не цифра. И Творца не оцифровать никому…

Александр Гончаров

Александр Гончаров

Историк, кандидат филологических наук, православный журналист, корреспондент ИМЦ "Православное Осколье"

Читайте также: