Этот несносный Киплинг

Вокруг биографии и сочинений великого британского писателя и поэта Джозефа Редьярда Киплинга (1865-1936), 155-летие которого приходится на 30 декабря 2020 года, нагромождено множество самых нелепых мифов, откровенных небылиц и несуразных легенд. Частью «прогрессивного» человечества они встречаются «на ура». Несовременные, а просто нормальные люди обычно не принимают их без доказательств. И совсем не редко оказываются правы.

Давно уже гуляет по свету выдумка про то, что второе имя – Редьярд Киплинг получил в честь некоего озера на полуострове Индостан. Как же! Как же! Если родился в индийском Бомбее и серьезно интересовался культурами народов Индии, то и имя имеет соответствующее происхождение.

На самом деле озеро Редьярд – отнюдь и не озеро, да и находится в Англии.

Водохранилище Редьярд было искусственно создано талантливым инженером Джоном Ренни в конце XVIII столетия в Стаффордшире. И в XIX веке оно превратилось в излюбленное место отдыха британцев.

Здесь и познакомились родители Дж. Р. Киплинга. Джон Локвуд Киплинг и Элис Макдональд всего-навсего отразили во втором имени сына географию столь знаменательной для них встречи.

В мире XXI века, не отягощенном стремлением к чтению, дети и взрослые о Киплинге узнают из анимационных фильмов. Скажите, кто не слышал ничего о таких героях, созданных воображением Киплинга, как «лягушонок» Маугли, мангуст Рикки-Тикки-Тави и любопытный слоненок? В мультиках нам их показали. Мультики мы и запомнили.

Между тем, Джозеф Редьярд Киплинг далеко не детский автор, хотя первый английский Нобелевский лауреат по литературе (1907 г.) творчеству для детей отдал немало труда. И чаще всего, именно, его поэзия и проза, рассчитанные на взрослых, вызывают гнев и неприятие. За них он и получил прозвища: «империалист», «фашист», «расист» и «сексист».

Впрочем, поэтом и писателем Империи Киплинг был. Он знал и любил Ее – настоящую Империю, а не выдумку либералов, коммунистов и леваков всех мастей и толков, Империю, построенную руками в грязи и крови, а не в лайковых перчатках. Редьярд Киплинг и постранствовал по Британским владениям, и поработал журналистом (находясь в гуще событий!). А еще он был вхож в Имперскую элиту. В конце концов Киплинг дружил с королем Георгом V, в Южной Африке свел знакомство «на короткой ноге» с Сесилом Родсом, а премьер-министр Стенли Болдуин являлся родственником по матери и приятелем с детских лет.

Для Киплинга Имперский Долг – основа Государства. Идеалом же его является Человек Долга, а не расхлябанный прожигатель жизни. Чтобы уверится в этом достаточно прочитать всего два стихотворения Редьярда Киплинга: «Бремя Белых» и «Заповедь» («Если…»). В «Заповеди» четко определен образ строителя Империи:

Владей собой среди толпы смятенной,

Тебя клянущей за смятенье всех,

Верь сам в себя наперекор вселенной,

И маловерным отпусти их грех;

Пусть час не пробил, жди, не уставая,

Пусть лгут лжецы, не снисходи до них;

Умей прощать и не кажись, прощая,

Великодушней и мудрей других.

Умей мечтать, не став рабом мечтанья,

И мыслить, мысли не обожествив;

Равно встречай успех и поруганье,

He забывая, что их голос лжив;

Останься тих, когда твое же слово

Калечит плут, чтоб уловлять глупцов,

Когда вся жизнь разрушена и снова

Ты должен все воссоздавать c основ.

Умей поставить в радостной надежде,

Ha карту все, что накопил c трудом,

Bce проиграть и нищим стать как прежде

И никогда не пожалеть o том,

Умей принудить сердце, нервы, тело

Тебе служить, когда в твоей груди

Уже давно все пусто, все сгорело

И только Воля говорит: «Иди!»

Останься прост, беседуя c царями,

Будь честен, говоря c толпой;

Будь прям и тверд c врагами и друзьями,

Пусть все в свой час считаются c тобой;

Наполни смыслом каждое мгновенье

Часов и дней неуловимый бег, –

Тогда весь мир ты примешь как владенье

Тогда, мой сын, ты будешь Человек!

А вот голос, звучащий в шедевре «Бремя Белых»:

Твой жребий – Бремя Белых!

   Как в изгнанье, пошли

Своих сыновей на службу

   Темным сынам земли;

На каторжную работу–

   Нету ее лютей, –

Править тупой толпою

   То дьяволов, то детей.

Твой жребий – Бремя Белых!

   Терпеливо сноси

Угрозы и оскорбленья

   И почестей не проси;

Будь терпелив и честен,

   Не ленись по сто раз –

Чтоб разобрался каждый –

   Свой повторять приказ.

Твой жребий – Бремя Белых!

   Мир тяжелей войны:

Накорми голодных,

   Мор выгони из страны;

Но, даже добившись цели,

   Будь начеку всегда:

Изменит иль одурачит

   Языческая орда.

Твой жребий – Бремя Белых!

   Но это не трон, а труд:

Промасленная одежда,

   И ломота, и зуд.

Дороги и причалы

   Потомкам понастрой,

Жизнь положи на это –

   И ляг в земле чужой…

Джозеф Редьярд – поэт Империи. И Русская Империя несла на себе «жребий Белых». Она и была истинной Империей, только сухопутной, в отличие от морской Британской. Россия – это Третий Рим, а Великобритания – Третий Тир Финикийский.

Написав эти строки, так и слышу тоненький взвизг либерала вкупе с коммунистическим хором: «А ваш Киплинг был отменным русофобом! Фобом. Фобом…»

Что же? Скрывать не будем у Редьярда Киплинга есть вещи, где он о России и русских отзывается нелицеприятно. Это у него найдем и в стихах, и в шпионском романе «Ким», и много еще где. Но стоит привести одну весьма неоднозначную цитату из рассказа «Бывший»: «Поймите меня правильно: всякий русский – милейший человек, пока не напьется. Как азиат он очарователен. И лишь когда настаивает, чтобы к русским относились не как к самому западному из восточных народов, а, напротив, как к самому восточному из западных, превращается в этническое недоразумение, с которым, право, нелегко иметь дело. Он сам никогда не знает, какая сторона его натуры возобладает в следующий миг».

Русский националист при этих словах наверняка подскочит в праведном гневе с табурета. А вот Имперец обязан поблагодарить уважаемого писателя и поэта с Туманного Альбиона за важное напоминание.

Во-первых, Киплинг четко дает понять, что к Западу собственно русские и не относятся. Во-вторых, он почитает нас самым западным народом из азиатских. Следовательно мы получаем, фактически, вывод: Россия – не Запад, но Россия и не Восток. Киплинг видит Российскую Империю и откровенно не представляет себе, что же перед ним. Такая ситуация возникает лишь при знакомстве с другой самобытной цивилизацией. И «этническим недоразумением» русский не будет только и только в одном случае, если поймет свою самобытность, свою цивилизационную инаковость и не будет подстраиваться под вкусы Британии или кого еще либо.

Впрочем, это рассуждение не опровергает мнение о русофобии Киплинга. Остается обратиться к его стихотворению «Россия – пацифистам» (1918 г.):

Мир вам, добрые господа, пропустите нас – мы идем

Зарывать великий народ, что был Англии равен во всем.

Было Царство, была и Слава, там и Гордость, и Мощь была –

Триста лет процветала держава, в триста дней сгорела дотла…

Мир вам, вежливые господа, пусть не снятся вам страшные сны –

Ведь ни тени, ни вида, ни звука не осталось от этой страны,

Только стон раздастся порою, полыхнет огонь, разгорясь,

Лишь мелькают тени народа, который втоптали в грязь…

Мир вам, радостные господа, и вкушайте веселье сполна!

Как быстро Держава эта в кровь и пепел превращена!

Едва лишь кончилось лето и вьюга завыла вслед –

Ни войска, ни хлеба, ни веры, ни страны, ни имени нет!

На английском языке данное стихотворение имеет форму песни-плача. Я намеренно опустил припевы, чтобы не усиливать впечатление.

«Русофоб» Киплинг плачет о Российской Империи и Имперском народе, прозревая, что и Британская Империя может быть «втоптана в грязь».

Редьярд Киплинг сожалеет о достойном противнике в «Большой Игре», которого больше не будет. Ему грустно наблюдать, как падает величие Державы.

Писатель воспринял революцию 1917 года как катастрофу. Он выступил в поддержку Белого движения, но в среде британской элиты слишком мало нашел сочувствующих.

В 1919 году Киплинг пишет письмо американскому издателю Фрэнку Дабльдэю: «…И наш собственный Ллойд-Джордж скорее склоняется к тому, чтобы признать маньяков в России и договориться с ними, – чьи принципы управления, похоже, разоблачены вашей полицией в Балтиморе, если верить газетам [там полиция совершила рейды на местных анархо-коммунистов]. Нет, принимая во внимание все обстоятельства, наши перспективы далеко не радуют…»

Тогдашнее большинство английской аристократии вполне устраивали товарищи красные. Понять почему, нам поможет другое стихотворение Киплинга «Раб, который стал царем» (традиционный взгляд британской элиты):

Он в созиданьи бестолков,

А в разрушеньи скор,

Он глух к рассудку – криком он

Выигрывает спор.

Для власти власть ему нужна,

И силой дух поправ,

Он славит мудрецом того,

Кто лжет ему: «Ты прав!»

Он был рабом и он привык,

Что коль беда пришла,

Всегда хозяин отвечал

За все его дела.

Когда ж он глупостью теперь

В прах превратил страну,

Он снова ищет на кого

Свалить свою вину.

Он обещает так легко,

Но все забыть готов.

Он всех боится – и друзей,

И близких, и врагов.

Когда не надо – он упрям,

Когда не надо – слаб,

О раб, который стал царем,

Все раб, все тот же раб.

Английской аристократии была выгодна безродность новой советской элиты. Раб ведь не ведает своего рода…

На Западе еще с эпохи раннего Средневековья сложилось положение, когда дефиниции: «верность слову» и «честь» применялись исключительно к людям, принадлежащим к какому-нибудь роду (далеко не всегда аристократическому). Принадлежность к роду вели и по материнской линии, учитывая и бастардов.

До сих пор среди президентов США, где вроде как проклюнулась высшая форма «демократии», прочерчивают генеалогические линии до наиболее достижимых родовых глубин во времени.

Сами американцы подсчитали, что все президенты Соединенных Штатов (кроме Мартина Ван Бюрена), включая Дональда Трампа и Барака Обаму, имеют в качестве отдаленного предка короля Иоанна Безземельного (принца Джона) (1167-1216). Английская, да и иная европейская аристократия готова с американскими руководителями разговаривать и заключать договоренности не только на бумаге, но и на словах. И их нарушать нельзя – честь не позволяет. Политика часто держится на нерушимых словах данных равным равному. Так было всегда, так будет и впредь.

С советской же аристократией можно было играть по принципу: «Джентльмен – хозяин слова. Сам дал, сам и взял обратно». Одной из причин падения СССР являлась и эта – ведь безродность советской элиты только возрастала с годами, все более и более отделяющими нас от момента революции. Русскую аристократию элементарно зачистили чужими руками. А поэтому в лицо Михаилу Горбачеву (отнюдь не потомку Рюрика в NN-ом колене) разрешалось обещать «золотые горы» и врать напропалую. И англичане, и американцы лишь искренне удивлялись возмущению постсоветских вождей по поводу расширения НАТО на Восток. Единственное, что Запад не говорил, но подразумевал: «А что, вы – безродные, не осознали, что наши слова и соображения чести к вам не относятся?! Раз не поняли, то тем хуже для вас».

Кстати, род имеет значение и не для элиты. Безродные рабочие Петрограда приняли живейшее участие в революции 1917 года, а потомственные рабочие Ижевска и Воткинска (где на одном станке работали дед, затем отец и сын) восстали против власти большевиков в России в 1918 году.

Народная мудрость: «Яблочко от яблоньки далеко не падает» – не вымысел, а констатация принципа, действующего и в высокой политике, и на низовом бытовом уровне.

Джозефа Редьярда Киплинга свободно можно счесть несносным и опасным, но он открывает глаза на реальность и срывает иллюзии, навеянные идеологиями.

Империалист Киплинг, в отличие от известнейшего британского писателя Г. К. Честертона – либерального националиста и «розового» полукоммуниста, совершенно не принял национал-социалистическую Германию и Гитлера, отчетливо понимая, что к власти дорвались безродные, лишь прикрывающиеся липовыми лозунгами и псевдонаучными исследованиями об арийской расе.

Я люблю творчество Честертона, но со своим восхищением от Гитлера он сел в лужу. Ему не хватило того здравого смысла, которым обладает любой вменяемый сторонник Империи…

России XXI века явно не хватает здравомыслия Редьярда Киплинга. И сему надо поучиться у британского певца Империи. Тем более, что на Западе Киплинг из-за своей нетолерантности и неполиткорректности уже на грани запрещения. С Киплингом легче определить, что происходит с современным миром и нами самими.

Всеобщее безумие никогда и никого не доводило до добра. Зачем нам ситуация, когда Маугли призывают связать себя по рукам и по ногам и добровольно подставить горло под клыки шакала Табаки?

Киплинг подобного бы не стерпел. Нам так же не надо сносить этого…

Александр Гончаров

Александр Гончаров

Историк, кандидат филологических наук, православный журналист, корреспондент ИМЦ "Православное Осколье"

Читайте также: