Стратегия Ивана III Великого

Русской истории до 1917 года удивительно не повезло. По ней с упоением прошаркали ноги либеральной профессуры в модных «черных казимировых» штиблетах, а затем пробухали марксистские сапоги клевретов «классового подхода». Любой исторический деятель, принесший настоящую, а не мнимую пользу Отечеству своему обязательно подвергался осмеянию и поруганию или того хуже – забвению.

Великий князь Московский Иван III Васильевич (1440-1505) принадлежит к той славной исторической когорте героев Русского Мiра, о которой приказано вспоминать как можно реже и желательно в отрицательном ключе.

Иван III, которого уже в летописях ближайшие потомки называли и Грозным, и Великим, и Правосудом, никак не вписывается в канву либерально-марксистской историографии. Еще в детстве, испытав на себе все сомнительные «прелести» междоусобной распри, всеми силами старался не допустить ее при своем правлении. А конфликты в большом княжеском роду были неизбежными. И при разрешении оных Ивану Васильевичу приходилось действовать всеми средствами, быть иногда и «львом», и «лисой» в отношении своих братьев. То есть политическим премудростям приходилось учиться быстро, не отвлекаясь на рефлексию и самобичевания, руководствуясь исключительно православным мировоззрением и государственной целесообразностью.

В отличие от многих Государь Иван Великий отлично понимал положение Руси в кругу соседних стран. Бескорыстной помощи ждать было просто неоткуда. Единственное независимое и сопоставимое по православной вере и идеологии государство – Ромейская Империя или Византия, пало в 1453 году под натиском турок-османов.

Россия-Русь оказалась в полном геополитическом одиночестве. И могла рассчитывать только на себя. В этой ситуации восхождение на Московский престол Ивана Васильевича следует считать не иначе как даром Божиим. Только такой человек, обладающий стратегическим мышлением, умелый полководец и законодатель мог сохранить самостоятельность и самобытность Руси.

Воевать Иван III начал в возрасте 12 лет. Княжичи в ту эпоху взрослели рано. Владеть оружием Иван Васильевич умел и в бою труса не праздновал. Попытку вылепить из него образ слабого и несмелого воина предприняли только историки XVIII-XIX вв., настроенные против Русской Монархии.

Кроме того, Государь занимался не только объединением русских земель, но и сбережением людей. Напрасно свои войска в сражения он не бросал. И это понятно почему. Земля ему досталась великолепная. Достаточно обратиться к сообщениям сведущих иноземцев:

«Направляясь к северо-востоку, достигают пределов России; здесь находится городок, называемый Рязань. Он принадлежит родственнику русского великого князя Иоанна.  Все население – христиане, по греческому обряду. Страна обильна хлебом, мясом, медом и другими полезными вещами. Приготовляют «бузу», что значит пиво. Повсюду много лесов и деревень. Немного дальше находится город по названию Коломна. Оба города имеют деревянные укрепления; также и дома все деревянные, потому что в этих местах нет достаточно камня.

В трех днях пути протекает превосходная река Москва, на которой расположен город, называемый Москвой, где живет русский великий князь Иоанн. Река проходит посредине города и имеет несколько мостов. Замок стоит на холме и [вместе с городом] со всех сторон окружен лесом. Изобилие хлеба и мяса в этом месте можно представить себе по тому, как продают мясо: его дают не на вес, а просто на глаз, причем не менее четырех фунтов за один маркет. На один дукат получают семьдесят кур, а один гусь стоит три маркета.

Мороз там настолько силен, что замерзает река. Зимой [на лед] свозят свиней, быков и другую скотину в виде ободранных от шкуры туш. Твердых, как камень, их ставят на ноги, и в таком количестве, что если кто-нибудь пожелал бы купить за один день двести туш, он вполне мог бы получить их. Если предварительно не положить их в печь, их невозможно разрубить, потому что они тверды, как мрамор.

Фруктов там нет, за исключением кое-каких яблок и волошских и лесных орехов.

Когда там намереваются ехать из одного места в другое – особенно же если предстоит длинный путь, – то едут зимним временем, потому что все кругом замерзает и ехать хорошо, если бы только не стужа. И тогда с величайшей легкостью перевозят все, что требуется, на санях.  Сани служат там подобно тому, как нам служат повозки, и на местном говоре называются «дровни» или «возы». (Иосафат Барбаро (1413-1494). Путешествие в Тану).

«Все многочисленные племена, подвластные Московитянам (за исключением Казанских Татар, исповедующих, наравне с прочими Татарами, Магометанскую веру и некоторых Скифских народов, поклоняющихся идолам) веруют в единого Бога, признают Христа Спасителя и отличаются от нас только тем, что отвергают единство церкви. Существенная же разница между их вероисповеданием и нашим состоит в немногих догматах, которые, впрочем, сами по себе не слишком важны для душевного спасения и могут, по собственным словам Апостола, скорее быть терпимы, чем искореняемы жестокостью или поставляемы  в грех людям, не совсем еще утвердившимся в вере. Во всем прочем они, кажется, лучше нас следуют учению Евангельскому. Обмануть друг друга почитается у них ужасным, гнусным преступлением; прелюбодеяние, насилие и публичное распутство также весьма редки; противоестественные пороки совершенно неизвестны, а о клятвопреступлении и богохульстве вовсе не слышно. Вообще они глубоко почитают Бога и Святых Его, и везде, где только встретят образ Распятого, немедленно падают ниц с сердечным благоговением» (Письмо Альберта Кампензе к Его Святейшеству Папе Клименту VII о делах Московии).

Однако, все население Руси составляло всего 2, 5 млн. человек к началу правления Ивана Васильевича в 1462 г. Например, население Польши (совместно с Литвой) примерно в это же время достигало 7, 5 млн. А воевать приходилось против Большой Орды, Ливонского ордена и державы Ягеллонов (включавшей в себя в разные годы, кроме Польши и Литвы, еще и Венгрию, и Хорватию, и Чехию). Причем Большая Орда могла восполнять свои людские ресурсы за счет племен и народностей Великой Степи, Ливонский орден при помощи Западной Европы, а Польша и Литва черпать их с подвластных и союзных территорий.

Кстати, значительные войны довелось вести Руси и со Швецией (1495-1497) и Казанским ханством (обострения возникали периодически, последнее произошло в июне 1505 г. незадолго до кончины Ивана III).

Для того чтобы произошло знаменитое стояние на Угре в 1480 году против войск хана Ахмата и падение ига, необходимо было обеспечить тылы, не допустить войны на два-три фронта и утихомирить смуту внутри Русского государства. Со всеми этими задачами Иван Васильевич справился успешно. Кроме того, он привлек в качестве союзника Крымское ханство.

В дальнейшем Большая Орда (при «Ахматовых детях») прекратила свое существование не только в результате военных действий со стороны крымчаков, но и из-за постоянных походов русских войск в степь.

На западе основную опасность представляли для Руси объединенные Польша и Литва.

14 июля 1500 г. в битве на реке Ведроше русский воевода – князь Даниил Васильевич Щеня наголову разбил польско-литовское войско под руководством великого гетмана Константина Острожского. Это поражение стоило Литве серьезных территориальных уступок при подписании мира в 1503 году. Россия вернула себе почти всю Чернигово-Северскую землю.

Великий Князь Московский Иван III (о чем и говорит битва на Ведроше) умел подбирать себе талантливых соратников. Даниил Щеня не был единственным. Свою роль в войнах сыграли и князь Семен Курбский, и князь Федор Телепня Оболенский, и князь Даниил Холмский, и др.

Однако, опасными для формирующегося единого Русского государства являлись не только войны, но и внутренняя идеологическая диверсия, связанная с «ересью жидовствующих», занесенной в Великий Новгород в 1470 году ересиархом Схарией и охватившей первоначально духовное сословие. После присоединения Новгорода к Руси в 1478 г. еретики получили возможность распространять свои антихристианские и полуманихейские воззрения и в Москве. Советские историки по недоразумению связывали ересь с классовой борьбой, хотя все факты кричали о наступлении ереси в правящем слое и отнюдь не о проползании ее в народные массы. Среди еретиков оказалось окружение невестки Великого Князя Елены Волошанки, дьяка Курицына (тогда руководившего внешнеполитическим ведомством – приказом), митрополита Зосимы.

Победа ереси в России привела бы к расколу общества и в лучшем случае, к длительной религиозно-гражданской войне, которая была бы на руку западным соседям.

Надо отметить, что Схария действовал не только в Великом Новгороде. В Крыму он попытался «обратить» русского посла при ханском дворе Д. Шеина и сумел обработать дьяка Федора Курицына в нужном для еретиков русле.

Первым на опасность ереси обратил внимание святитель Геннадий, архиепископ Новгородский. А позже против ереси выступил великий русский святой – преподобный Иосиф Волоцкий, которого, как и Ивана III, столь не любит либерально-коммунистическая историческая мысль.

Великий Князь Иван Васильевич, как и всякий русский человек, склонный уважать чужие, пусть и неправильные воззрения, сперва благодушно отнесся к ереси. Но после бесед с преподобным Иосифом, он занялся искоренением ереси, грозящей серьезными бедствиями Руси.

Собор 1504 года принял решительные меры против ереси. Сам Иван Васильевич участие в нем не принимал из-за болезни. Зато Великий Князь Василий Иванович был одним из главных инициаторов преследования еретиков. Часть еретиков была казнена. Идеологическая диверсия провалилась…

27 октября 1505 года Государь всея Руси Иван Васильевич отошел ко Господу. Мы же должны чтить его память, знать об его делах и беречь наше государство по заветам, Александра Невского, Дмитрия Донского и Ивана Великого.

Александр Гончаров

Александр Гончаров

Историк, кандидат филологических наук, православный журналист, корреспондент ИМЦ "Православное Осколье"

Читайте также: