«Отец русской нации» – святой благоверный великий князь Дмитрий Донской

В последние годы «перестройки» и начале 90-х гг. XX века, будучи еще студентом исторического факультета, я неожиданно обнаружил, что в научно-популярных журналах, да и в обычных СМИ, развернулась откровенная информационная атака на Куликовскую битву (1380) и на святого благоверного князя Дмитрия Донского.

Само место Куликовской битвы переносилось по «приказу» и произволу горе-историков на разные территории из современной Тульской области: «от Москвы до самых до окраин». А князь Дмитрий Донской объявлялся душителем народных чаяний и «демократии».

На первых порах этот отрицательный оценочный всплеск казался непонятным. Ради каких пропагандистских целей развернули его? Ясно, что, например, Имперская Россия подвергалась осмеянию ради чисто политических задач  либералов и коммунистов-«патриотов». Но издеваться над событиями и героями XIV века виделось перебором в идеологических играх. Ответ, впрочем, нашелся быстро. У русского историка и этнолога Льва Николаевича Гумилева (1912-1992): «Москва занимала географическое положение куда менее выгодное, чем Тверь, Углич или Нижний Новгород, мимо которых шел самый легкий и безопасный торговый путь по Волге. И не накопила Москва таких боевых навыков, как Смоленск или Рязань. И не было в ней столько богатства, как в Новгороде, и таких традиций культуры, как в Ростове и Суздале. Но Москва перехватила инициативу объединения Русской земли, потому что именно там скопились страстные, энергичные, неукротимые люди. Они рождали детей и внуков, которые не знали иного отечества, кроме Москвы, потому что их матери и бабушки были русскими. И они стремились не к защите своих прав, которых у них не было, а к получению обязанностей, для обеспечения несения которых полагалось «государево жалование». Тем самым служилые люди, используя нужду государства в своих услугах, могли служить своему идеалу и не беспокоиться о своих правах…

Эта оригинальная, непривычная для Запада система была столь привлекательна, что на Русь стекались и татары, не желавшие принимать ислам под угрозой казни, и литовцы, не симпатизировавшие католицизму, и крещеные половцы, и меряне, и мурома, и мордва…

На Куликово поле пошли рати москвичей, владимирцев, суздальцев и т.д., а вернулась рать русских, отправившихся жить в Москву, Владимир, Суздаль и т.д. Это было началом осознания ими себя как единой целостности – России».

Информационный удар наносился в самые духовные недра нашего Отечества, ведь святой великий князь Дмитрий должен быть по праву назван одним из родоначальников России, а победа на Куликовом поле – это «повивальная бабка» русской нации. И либералам, и коммунистам всегда требовались «Иваны, не помнящие родства», беспочвенные интернационалисты и любители материального комфорта. Ими так легко управлять и манипулировать. Совсем не случайно в советском, да и современном кинематографе нет ни одного полнометражного фильма, посвященного Куликовской битве. Хорошо, что хоть литература не обошла вниманием Дмитрия Донского и его подвиг.

Святой благоверный великий князь Дмитрий Иванович родился 20 октября 1350 года. Он рано осиротел. И его наставником стал святитель Алексий, митрополит Московский. Этот же архипастырь, фактически, возглавил власть в Москве по малолетству князя. Благодаря усилиям митрополита и его соратников из бояр и служилых людей удалось отстоять ярлык на Великое княжество Владимирское, которое и представляло собой формальное владение, позволявшее считаться верховным владетелем всей Руси.

В середине XIV века Русь, за исключением частей подчиненных Литве, Польше и Венгрии, представляла собой конгломерат государств, объединенных под эгидой Великого княжения Владимирского, то есть этакий аналог рыхлой Священной Римской Империи германской нации. Но беда заключалась еще и в том, что Русь числилась под властью Орды, ханы которой и распоряжались Владимирским престолом, передавая ярлык на княжение по своему произволу, стимулируя смуты, распри и отдельные стычки между русскими правителями. Кроме Москвы на Великое княжение серьезно претендовали Нижний Новгород, Тверь и Рязань. Попутно в русские дела вмешивалась Литва, мечтавшая расширить свои границы.

Дмитрию Ивановичу за время своего правления пришлось решать сразу несколько наиважнейших задач: обеспечение безопасности государства на западном направлении (сдерживание экспансии Великого княжества Литовского);противостояние с Ордой (дипломатическое и военное) ради недопущения погрома поднимающейся Руси; организация настоящего, а не фиктивного единства внутри самой общности из русских княжеств; укрепление Москвы в качестве центра объединения русских земель.

Все данные задачи святой князь выполнил в полной мере. Это в значительной степени подорвало его здоровье и привело к безвременной кончине.

Безусловно, главной победой Дмитрия Донского стал результат битвы на Куликовом поле. Разгром воинства ордынского темника Мамая, правившего за спиной ханов-марионеток, показал всей Руси, что иго не вечно, что освобождение реально и наступит несмотря ни на что.

Конечно, это была не первая битва, одержанная над татарами Дмитрием Донским. Но сражение на реке Воже в 1378 году, когда русские во главе с великим князем разгромили пять туменов мурзы Бегича, по своему масштабу значительно уступает Куликовской битве. На Воже русская армия остановила набег, а на Куликовом поле – новое нашествие.

Куликовская битва вызвала небывалый духовный подъем. О чем и свидетельствует средневековая русская литература: «Задонщина», «Сказание о Мамаевом побоище» и даже «Повесть о приходе Тохтамыша-царя, и о пленении им, и о взятии Москвы».

Не секрет, что даже после сожжения Москвы ханом Тохтамышем в 1382 году, на ситуацию взаимоотношений Москвы и Орды продолжала оказывать Куликовская битва. Да, Руси пришлось опять платить дань, но хан признал, что ярлык на Великое княжение теперь постоянно остается в роду святого князя Дмитрия Донского.

Надо сказать, что в XIV веке, было написано еще одно выдающееся литературное произведение, относящееся к циклу творений о Куликовом поле – «Слово о житии и о преставлении великого князя Дмитрия Ивановича, Царя русского». В нем Дмитрий Донской открыто именуется Царем, по примеру летописных прозваний византийских басилевсов и ордынских ханов. Русский летописец осознает святого благоверного князя Дмитрия Ивановича равным им по статусу. И сие есть начало пути к Империи. И его указал прямой потомок святого великого князя Александра Невского святой благоверный великий князь Дмитрий Донской.

Александр Гончаров

Александр Гончаров

Историк, кандидат филологических наук, православный журналист, корреспондент ИМЦ "Православное Осколье"

Читайте также: