Икона и профессор Томас

Командиру Второй эскадры и звездного крейсера «Александр Суворов» профессор наскучил. Наскучил до почечных колик, до самых кончиков волос, до…
Одним словом, при появлении Томаса Даутера в рубке у контр-адмирала Виталия Васина неизбежно начинался скрытый нервный тик, а на языке всплывал вкус горькой редьки, испробованной давным-давно, еще в возрасте пяти лет.
На борту корабля ординарный профессор Чеширского  университета, что нашел себе приют на планете Честер, входящей в Конфедерацию Новой Калифорнии и Брокгауза, появился случайно. Дело в том, что Вторая эскадра ВКС России совершала обычный тренировочный полет к системе звезды Кира – малонаселенной и присоединившейся к империи всего два года назад. Эту систему открыла частная космическая кампания CVK лет тридцать назад. Из восьми планет пригодными к терраформированию признали две: Логрис и Дану. Но если с Логрисом все совершилось успешно и переселенцы начали обустраивать свой новый дом через двадцать лет после терраформирования, то Дана, собственно,  и привела фирму к краху. Первоначально процесс преобразования планеты под земные стандарты проходил нормально и даже была создана колония на ее поверхности, численностью сорок тысяч человек. Но дальше ситуация пошла вразброс, наперекосяк и т. д. Ошибки в терраформировании (особенно в ландшафтном и атмосферном!) привели к появлению мощнейших ураганов, которые стали накатывать на осваиваемые земли с регулярностью два раза в неделю. Колонистов сумели эвакуировать с неимоверными затратами, да и плюс к тому же, Дану пришлось вывести из проектов переселения до исправления допущенных недочетов. Но вот средств CVK для реконструкционных работ на планете и не хватило. Да и поток переселенцев, напуганных слухами о Данской катастрофе, даже и на Логрис иссяк. CVK, разочаровавшись в перспективах освоения Кирского сектора, банально бросила и Логрис, и людей, уже создавших на шарике сем три города и множество сельских поселений. Беженцев с Даны никуда вывозить не решились и просто выбросили на Логрисе. Кстати, если бы ни Российский военно-космический флот, по просьбе кампании, присоединившийся к эвакуации колонистов-даниан, то и до Логриса пострадавших бы не довезли. CVK открыто отказалась от притязаний на Киру и объявила систему «свободной территорией».
Переселенцам пришлось туго. Если сельхозпродуктами они обеспечивали себя достаточно сносно, то с промышленным производством на Логрисе была настоящая беда, кампания сумела смонтировать только три автоматических завода, да и то только по переработке местных полезных ископаемых. Несчастные логрисцы кинулись искать помощи у близлежащего государства, упомянутой выше Конфедерации. И получили решительный отказ. Никому не хотелось возиться с «звездным подкидышем». Казалось бы, что Логрис обречен на медленное, но верно вымирание: медикаментов нет, электроники – самая малость, роботы только разведовательного типа… Но среди переселенцев с Даны оказался некто Ефрем Винокуров – личность темная, поговаривали, что в прошлом до достижения сорока лет, этот русский был и космонавтом-исследователем, и вольным торговцем, а, возможно,  и пиратом. Все же Винокуров стал тем спасительным камнем, за который и уцепились бедствующие переселенцы. Вместе с сотней выходцев из России он создал высший орган управления планетой – Совет Единства Киры, объявил о переименовании центрального города Логриса в Мангазею, а своего духовника – иерея Платона Носова поставил во главе делегации к российскому императору Петру VII. До столичной системы России – Святого Владимира, посольство добиралось целых три года на абсолютно неприспособленном для длительных путешествий транспортнике. Но чудо произошло. Отца Платона приняли сам император и патриарх Ипатий. Российская империя приняла в свой состав систему Киры, как добровольно попросившую статус доминиона. И обратно, делегацию доставил, именно, крейсер «Александр Суворов», а во след потоком пошли грузовые звездолеты с оборудованием для фармацевтического производства, строительными роботами и прочими необходимыми вещами. Охрану Киры поручили Второй эскадре. И все утряслось. Но неожиданно на оставленной Дане имперские орбитальные спутники обнаружили запасы ценнейших минералов, важных для производства антенн сверхсветовой связи. Перед системой Киры замаячила возможность превращение в крупнейшего поставщика минералов и не только в Российскую империю…
Тогда то зашевелилась и Конфедерация Новой Калифорнии и Брокгауза. Чеширский университет объявил, что Дану, на самом деле, колонизировали не представители CVK, а индусы из секты с каким-то забубенным названием. Когда потребовали предъявить сих сектантов, то президент Конфедерации заявил, что после эвакуации на Брокгауз все сектанты вымерли от неизвестного заболевания вроде «лихорадки Питерсона». Документы же СVK  и заявления жителей Логриса конфедераты намеренно проигнорировали, сказав, что на Дане наверняка найдутся среди развалин колониального поселения предметы, подтверждающие правоту ученых Чешира. Конечно, империя могла бы спокойно отвергнуть притязания Конфедерации, но судебная тяжба императору Петру пришлась не по нраву и он разрешил археологам из Новой Калифорнии посетить Дану. Однако, Конфедерация сие предложение в полной мере не использовала, направив на Логрис лишь профессора Томаса Л. Даутера на личной яхте. Впрочем, самостоятельно Даутеру добраться до Даны не удалось. Навигационный компьютер яхты вышел из строя при подлете к Логрису. И представитель Чешира на несколько месяцев осел в Мангазее, настырно надоедая губернатору Ефрему Александровичу Винокурову постоянными жалобами. И когда звездный крейсер и Вторая эскадра подошла к Логрису, Винокуров упросил контр-адмирала доставить чеширца на Дану.
Но на борту крейсера Томас Даутер вытрепал нервы всем поголовно, причем и спокойнейшему коку и даже корабельному священнику – отцу Анатолию. Россказни профессора о высокой духовной культуре Древней Индии и ее «высоконравственном» язычестве, да еще в Светлую Седмицу…
От такого, уж увольте, господа!
А вот сегодня Васин был вполне доволен. Ему наконец то удалось отправить Даутера на поверхность Даны. Шаттл взялся пилотировать протоиерей Анатолий Карев. Батюшка, бывший военный астролетчик, по аварийному расписанию, числился пилотом шаттла. И, как самый терпеливый, и был назначен в попутчики к профессору Даутеру…
***
Путь на Дану занял около часа. И сей час отцу Анатолию показался чуть ли не сутками. Даутер с упоением разглагольствовал о том, что обязательно найдет предметы индусских культов и здесь уж никто не сможет опровергнуть притязания Конфедерации. «Ведь как», — рассуждал ученый-«террорист» — «Основывались колонии. В первую очередь воздвигали храм. И я уверен, что что-нибудь, да и осталось!» Священник же возразил всего лишь раз: «А почтенный Ефрем Александрович мне рассказывал, что они хотели поставить православную часовню, да не успели!»  Профессор, с деланным ужасом, замахал рученьками в ответ: «Да, врет, он ваш, губернатор! Он и на Дане не был. Ничего там христианского не найдем! Ха-ха-ха! В Индии всегда не принимали вашего Христа! Ха-ха-ха!»
Когда шаттл совершил посадку, профессор, натянув легкий скафандр, чуть ли не вприпрыжку выскочил из шаттла (отец Анатолий еле-еле успел давление в шлюзе выравнить!). Сам протоиерей принципиально отказался выходить на поверхность Даны: «Что Господь даст, то пусть и будет!». Пока Даутер копался в развалинах (а на все про все ему контр-адмирал отпустил два часа), Карев (день то какой!) читал «Акафист Пресвятой Богородице в честь иконы Ее «Живоносный Источник»: «Почерпем, человецы, цельбы душам и телесем молитвою, река бо всем предтечет – Пречистая Царица Богородица, источающи нам чудную воду и измывающи сердец черности, греховныя струпы очищающи, души же освящающи верных Божественною благодатию…» И как то по особенному звучали эти слова над планетой сотрясаемой ураганами и заметаемой рыжей пылью…
Даутер вернулся за пять минут до отлета. Высвободившись от скафандра и моментально раскрыв поисковый кейс, профессор с торжествующим воплем сунул под нос священнику небольшой деревянный квадратик: «Вот, гляди, святой отец! Я нашел изображение великой владычицы реки – Ганги!» Священник, желавший возразить, что православных иереев не именуют «святыми отцами» и сие есть обычай католический, опешил. Взяв в руки дощечку, он невольно перевернул ее обратной стороной. И опешил вновь…
Карев подумал: «А плохонько, ты, ученый (как там, у святителя Феофана Затворника?!)… «башибузук» и историю Индии знаешь!» Вслух же батюшка промолвил: «Уверяю вас, профессор, что ошибаетесь, вы! Это христианская двухстороння икона!». Даутер фыркнул: «Ну, вот еще! Это доказательство индусского происхождения колонии! Вижу четко Гангу. Да, и спрячу, я предмет обратно в кейс. И вас, не подпущу! Знаем, знаем, как клерикалы чудеса организовывают!»
После возвращения на крейсер Томас Даутер заперся в своей каюте и наотрез отказался выходить из нее до прибытия на Брокгауз. В течение трех дней пищу в каюту ему доставляли только роботы. А перед отбытием на планету Конфедерации Томас гордо взглянул на контр-адмирала Васина и священника. Но что то ему не понравилось, как хитро прищурился командир Второй эскадры Его императорского величества Петра Седьмого…
***
Скандал с находкой профессора Чеширского университета Томаса Л. Даутера вошел в анналы всех высших учебных заведений и СМИ Конфедерации Новой Калифорнии и Брокгауза. При совместном изучении найденного предмета с Даны учеными Конфедерации, Ганзейского союза и Российской империи было установлено, что он является православным «культовым объектом» (казенный язык документации никто не отменял!), причем на одной стороне исследователи выявили списки с чудотворной иконы «Живоносный Источник», а на обратной – образ Святого апостола Фомы. Причем все было написано красками с примесями минералов с планеты Дана…
Икону через некоторое время выкупил Совет Единства Киры. А профессор Томас Даутер, по достоверным сведениям, уволился из университета, переехал на Логрис и принял православие. Что вызвало возмущение «прогрессивной» общественности Честера и Чешира. Сетевая газета Конфедерации «Калифорнийский курьер» выпустила статью, которая эмоционально называлась «Эх, Томас Даутер! Томас Даутер…»

Комментарии запрещены.