Астероид «Муромец-1965»

До празднования Нового года оставалось не более суток. А звездный крейсер «Александр Суворов» напрочь застрял в ремонтном доке орбитальных верфей военно-космического ведомства на орбите планеты Муром в системе звезды Суздаль. Как обычно подвели поставщики узлов для систем наведения тяжелых ракет. И профилактический ремонт грозил затянуться не только до конца Святок, но может быть и на гораздо длительный срок.
Впрочем, вынужденный простой, большую часть команды совсем не расстроил, перспектива увольнительных на планету и на Новый год, и на Рождество, спокойно развеяла неудовлетворение от нелепой задержки в системе Суздали. Конечно, Муром жил строгой жизнью окраинного колониального мира и особых развлечений на планете не имелось, да и города то всего было два, остальное население же сосредотачивалось в сельской местности, занимаясь выращиванием особого сорта ржи и иных подобных культур. А горожанами же являлись на 80% космические шахтеры, работники орбитальных верфей и военные. Так что разудалые гулянки быстро пресекались армейскими патрулями, а до наступления Рождества даже в новомодных ресторанах подавали исключительно постные блюда. Местные «свободомыслы» всегда жаловались на клерикализм, захлестнувший Муром – за последние пятьдесят лет на единственном континенте выросло шестнадцать монастырей. И монахов на планете любили, а храмы никогда не пустовали. Впрочем, муромчан к святым причислять не стоило. Ага! Попробуй найди среди шахтерского люда праведника! Труд то какой! Да и селян с военными сложно было причислить к ряду безгрешных. Но здесь, у границ земной цивилизации, потребность в вере ощущалась со всей остротой и жгучей необходимостью. В Глубоком Космосе, как и на войне, атеистов нет. Сама среда, извините, не располагает к этому.
Однако, команда крейсера, несмотря на все мнимые неудобства усиленно готовилась к перелетам на Муром, с сочувственной грустью поглядывая на остававшиеся дежурные смены, которым предстояло праздничные дни провести на орбите.
Эскадренный священник отец Николай Буров также не собирался с визитом на планету, вместе с православными звездолетчиками, он готовился встретить Рождество Христово на корабле. К тому же иерей лишался лучшего певчего – мичмана Ивана Романовича Кожухова, которому сам же дал благословление на важную поездку. Только летел Кожухов не на отдых, а в пояс астероидов, разбросанный между двумя обитаемыми планетами системы: Муромом и Александрией. Маленький почтовый курьер «Агапит», но не с почтой, а с паломниками на борту, должен был пристыковаться к «Александру Суворову» и забрать мичмана через несколько часов. А покуда Буров и Кожухов преспокойно попивали душистый чай без сахара в третьей кают-компании. Постепенно за столом стало теснее, в ожидании посадки на челноки скоротать времечко за чайком, присоединяться стали и другие члены команды, получившие увольнительные. В итоге и набралось человек семь-девять. Старший оружейник Прасолов как то невзначай обратился к Кожухову: «Господин мичман, а что же это вы не хотите отправиться на Муром? Вы же местный уроженец».
Иван Романович немного прищурился, улыбнулся по-доброму и, поставив на стол пустую чашечку, ответствовал: «А поведаю я вам, друзья, подлинную историю, приключившуюся со мной еще в детстве. Да, я родился и вырос на Муроме. Дед, отец и двоюродный дядя являлись космическими шахтерами. Дедушка мой Илья Иванович, так, вообще, был первопроходцем в поясе астероидов, да и к основанию первого города на планете – Нового Мурома руки приложил.
Наверное не все знают, что при колонизации системы Суздали, первой заселили Александрию, она ведь и к звезде поближе, и климатические условия получше, и ось вращения подобна земной. На Муром же пришла вторая волна переселенцев. У нас и материк один, да и зимы суровые, и содержание кислорода в атмосфере несколько ниже, да и планета то равна по размерам Марсу из Солнечной системы. К тому же с первых лет основания пришлось создавать серьезную противометеоритную защиту. Незваные «гости» из пояса Калмыкова, то есть пояса астероидов, нам угрожали в сто раз чаще, чем Александрии. Но, именно, это и подвигло муромчан к исследованию астероидов. Александрийцы же никуда не торопились и обустраивали свой дом, не обращая внимания на печали горести соседей по системе. А в пояс то пробиваться не испытывали никакого желания: опасно и хлопотно, да и траты финансовые предстояли огромные. Нам же деваться было некуда. Потихоньку, полегоньку, под руководством самого профессора и капитана II ранга в отставке Василия Акимовича Калмыкова, муромские исследователи, практически, открыли все, что только возможно, в поясе астероидов. А астероиды, не мудрствуя лукаво, называли именами православных угодников Божиих или же попросту: «Муромец-1», «Муромец-2», «Муромец-3» и т. д.
Лихо пришло внезапно. На краю пояса, среди последних (оставляли, так сказать, специально «на закуску», ибо легко доступен!), был обследован крупнейший астероид «Муромец-1965». И, Господи Боже мой Святый! там открыли богатейшие залежи золота. Началась настоящая «золотая лихорадка»! Добычей занялись сразу с десяток артелей! Шахтеры построили в складчину на «1965»-ом и грузовой терминал, и даже мини-космопорт.
Прослышав об успехах золотодобытчиков с соседней планеты, права на «Муромец-1965» заявило правительство Александрии, переименовав последний, по своему произволу, в «Калифорнию». Оно экстренно закупило сотню списанных военных кораблей у Звездного Ганзейского Конгломерата и, добавив переоборудованные под ратные нужды, гражданские суда, двинуло эскадру в двести вымпелов к «Муромцу».
На Муроме правительства тогда и не было. Артели же поступили по разному. Кто решил не воевать и переждать бурю подальше от «1965»-го,а кто то, в отчаянии, взорвав, принадлежащие им, штольни и шахты, решил окончательно отказаться от золотодобычи и заняться сельским хозяйством на Муроме…
Мои же дед и отец возглавили тех старателей, кои подумали сопротивляться. На шахтерском «грузовике» «Аквамарин», принадлежащем нашему семейству, отправились воевать все мужчины рода Кожуховых. Все пять человек, в том числе и «аз грешный». Стукнуло мне тогда 18 лет. Стрелять из антиметеоритного орудия обучил сам дед.
Шансов на победу почти не имелось. Да, чего уж там, вовсе не имелось! Двадцать пять шахтерских судов против полноценной александрийской эскадры – это казалось верхом безумия! Но уж больно поразила горстку защитников несправедливость требований александрийцев.
Поразительно, но с нами увязался иеромонах Игнатий (Карпачев), который приходился дальним родственником моей бабушке. Безусловно, к «допотопным» трем орудиям монаха подпускать никто не собирался. Но от молитв шахтеры никогда и не отказывались, хотя по преимуществу любили пословицы: «На Бога надейся, да сам не плошай! Береженого Бог бережет и бесы не трогают!» Но не убереглись мы, сбили «Аквамарин» александрийцы в первом же сражении…
Упал наш корабль на поверхность «Муромца-1965». Однако, весь экипаж не пострадал. Быстрехонько мы, прихватив необходимое: пайки, ручное оружие, кое-что из аварийного запаса, оставили корабль и укрылись в ближней штольне. Космопорт и терминал александрийцы уничтожили еще до начала космического боя. «Аквамарин», лежащий на поверхности астероида лазерными пушками «допилил» александрийский фрегат. Добили наш «грузовик» враги, как говорится, чтобы не мучились. Не зная, что мы изволили сбежать с посудины, хоть и оказались в «аховом» положении.  Но у дедушки была подробная электронная карта разработок. И здесь уж удачу ухватили за хвост по милости Божией. Всего то пройти по подземным коридорам три километра и возникали жилые помещения, оборудованные артелью промышленника Трешкова. С воздухом, энергоснабжением и всем иным, что полагается.  «Трешковцы» давно сбежали, но второпях (по слухам) ничего не вывезли и не отключили.
Завалили мы кое-как вход, мол, пусть александрийские вояки изрядно себе нервы и силы попортят, пока до нас доберутся.  В том, что доберутся и в живых не оставят точно, сомнений не было ни на йоту.
Значит идем мы по коридору, не снимая скафандров. И слышу, по переговорному устройству: отец Игнатий поет что-то церковное. Ну, думаю, скорее всего, «Канон Покаянный» или нечто такое же. Дела то швах, притопают недруги – обратимся в прах. Все-таки прислушался. Надо же! Иеромонах «Акафист преподобному Илии Муромцу, Печерскому» вычитывает! Но раздражения у меня не возникло: преподобный – Муромец и астероид – Муромец! Слава Тебе Господи! Слава Тебе! Преподобный Илия Муромец, моли Бога о нас грешных!..
Добрались до жилой зоны. Все нормально. Скинули скафандры. Тепло. Свет. И вода в цистерне питьевая. Чуток отлегло от сердца. Но шлюз закрыли крепко-накрепко. Подкрепились паечками. А отец Игнатий неизвестно откуда достал три иконочки, смахнул с ближайшей полочки какие-то железки, поставил образа как положено, и давай службу править. Здесь то мы и очнулись. Рождество Господа нашего Иисуса Христа пришло! А за войной то мы ничего и не заметили!..
Дедушка, папа, дядя, мой старший брат и я, так и рухнули на колени (тогда и не соображали правильно делаем или не верно). Так я в своей жизни еще ни разу не молился и не радовался: «Дожил до празднования Рождества Твоего, Господи! Как славно!» И в голове более не отразилось ни одной мысли. О возможной гибели от александрийских карателей и не мнилось. Сколько часов служба шла и не припомню. Только она завершилась, как у шлюза послышалась какая то возня. Заработали «резаки». Мы споро попрощались, приложились к иконам и, поцеловав крест, облачились в скафандры, вооружились…
Последние минуты предстояло пережить, а вот в душе цвело рождественское веселье. В конце концов люк шлюза отвалился…
Да вместо солдат-александрийцев показались свои братья-шахтеры с корабля «Лучистый»: Константин Лесных и Виталий Долин. Мы оторопели…
Но еще большая оторопь взяла нас, когда услышали их повествование о битве в космосе. Собственно, ее то не произошло. «Аквамарин» стал единственной жертвой александрийцев. Больше ни старатели, ни эскадра противников не смогли сделать даже по парочке выстрелов. На командных постах шахтерских кораблей одновременно появился человек в монашеских одеждах и произнес: «Я – Илия Муромский, что же вы, дети, в Рождество творите!» Затем он перекрестил пульты управления и звездолеты застыли без движения, а все орудийные точки лишились энергопитания. Позже муромчане узнали, что в рубках александрийских звездолетов появились сразу трое святых в странных древних одеждах. И александрийская армада тоже не смогла ни двигаться, ни стрелять. Когда через три часа управление кораблями само по себе восстановилось, то александрийцы стремительно развернувшись, ринулись домой, а из шахтерских кораблей, лишь «Лучистый» не стал покидать пояс Калмыкова и завис над «Муромцем», попытавшись узнать о судьбе экипажа «Аквамарина».
Вот так то».
Иван остановил свой рассказ, так как по судовой трансляции объявили: «Мичману Кожухову в течение пятнадцати минут прибыть к шлюзу №18 для отправки с почтовым курьером «Агапит»».
Кожухов начал собираться, но Прасолов, умоляюще произнес: «Дальше то что было?»
Мичман, как не спешил, все же промолвил: «На кораблях александрийцев показались мученики Илия, Пров и Арис и запретили войну. Они ведь египтяне. И древний земной город Александрия находился в Египте. А с александрийцами шахтеры через месяц заключили мирный договор. Астероиды в поясе Калмыкова стали разрабатывать совместно. Но к «Муромцу-1965» более не подходили суда золотодобытчиков. Там теперь преславный монастырь под поверхностью астероида. Три храма: Рождественский собор, церкви: во имя преподобного Илии Муромца, Печерского и мучеников Илии, Прова и Ариса. Последний храм возводили миром александрийцы. Деньги они собирали всей планетой. Ну, а игуменом там ныне батюшка Игнатий (Карпачев)…»

Комментарии запрещены.